Война превратилась в работу

Леонид Тимофеевич Кунгурцев — ветеран Великой Отечественной войны Омского судейского сообщества. Военными воспоминаниями специально к 70-летию Победы он поделился с читателями журнала.

К войне с немцами нас все-таки готовили морально. Сама обстановка того времени была тревожной. Немцы представлялись «темной силой» — захватчиками, которые нападают то на одну, то на другую страну. Но предполагалось, что с Советским Союзом война начнется не скоро, все-таки заключались пакты о ненападении.

Начиная с шестого класса, нас учили обращаться с винтовкой, гранатой и противогазом. С восьмого класса в школу регулярно приходили офицеры из военкомата — определяли, кто кем будет служить.

12 февраля 1943 года меня, уроженца поселка Крутинки Омской области, призвали в армию, тогда я впервые приехал в Омск. Оттуда нас в составе четырех человек, двое из которых — мои одноклассники Коля Бетенев и Валера Стена, отправили в Новосибирск, в школу радиоспециалистов.

Мы с Колей Бетеневым не раз подавали рапорты о добровольной отправке на фронт. В середине июля 1943 года нам присвоили звание ефрейторов и направили в Красноярск на формирование. Мы, довольные, сообщили домой, что окажемся на фронте вместе. Но, конечно, понимали, что на войне может случиться всякое. У нас с Колей была одна специальность, и нас распределили в разные батальоны связи. Его отправили на Западный фронт, а меня в составе 74-го стрелкового корпуса — на Степной, под Воронеж.

Помню, когда ехали в теплушке, кормили нас овсяной кашей, давали тушенку. Она тогда была деликатесом. До этого четыре месяца кормили одной гречкой: утром гречневая каша, вечером — суп из гречневой каши. Изредка разбавляли меню селедочкой. После этого я пятнадцать лет не ел гречку.

От Воронежа нас отправили в сторону поселка Косторное. Его только освободили, но фронт сдвинулся уже километров на двадцать, слышны были только тяжелые орудия. Наш отдельный батальон связи пошел вдоль линии фронта: первые две недели днем, затем, чем ближе к фронту, ночью. Тогда я впервые увидел «Катюши»: всюду огонь, залпы, страху они наводили — просто жуть. Помню, нам говорили: «Когда ничего не гремит, значит, в тебя снаряд прилетит».

За 28 дней мы прошли 1 000 километров. Вначале шли по 25–30 километров в сутки, затем ускорились до 70. Спрашиваем капитана: «Товарищ капитан, сколько нам еще идти?». — «До кухни», — отвечает он. Но когда дойдешь до ближайшего места остановки, то уже не до кухни: настолько уставали. Так мы прошли Воронежскую, Сумскую области, часть Полтавской области. Под Полтавой остановились в конце августа, а уже через несколько дней наш корпус вступил в бой за город Зеньков. Вокруг живописные места, о которых писал Гоголь. Степи, ивы, ветряные мельницы, а мы воюем. Освободили Диканьку, Сорочинцы, затем подошли к Черкасской области. За освобождение города Черкассы мне объявил благодарность Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами СССР И.В. Сталин.

Мне довелось поучаствовать в знаменитой Корсунь-Шевченковской операции в январе—феврале 1944 года, когда немцы были окружены на правобережной Украине. Со стороны Германии было, наверное, 30–40 тысяч солдат — не меньше. Ультиматум они отклонили и на следующий день были уничтожены. Помню, как мы ехали на машине прямо по трупам, таким массовым было сражение.

Весной 1944 года мы форсировали Днепр. Правый берег реки в районе города Золотоноша полтора километра шел низменным, а затем начинался овраг, где и укрепились немцы. Наши силы были на исходе, форсировали реку неудачно. Как только вывели своих солдат из-под удара, пошли вдоль берега в сторону города Канева. В этот раз удача была на нашей стороне. Одному телефонисту из батальона впоследствии присвоили звание Героя Советского Союза за форсирование Днепра.

Тогда же, весной 1944 года, при форсировании реки Прут во время одной из бомбежек я получил серьезное ранение. Осколок так и остался в правой руке.

К 1944 году война превратилась в работу. Радистов, танкистов, пулеметчиков к тому времени брали на военные действия только со специальностью, все было четко отлажено. Когда я служил, уже никто не знал об отступлениях.

В июле 1944 года, после трех месяцев лечения в госпитале, меня взяли в 70-ю роту бронетранспортеров. Я был радистом-стрелком на самоходной установке СУ-57 американского производства. До сих пор помню эту технику: передние колеса автомобильные, гусеницы в резине, скорость 90–100 км/ч по шоссе и пушка калибра 57 мм. Рота была отдельная и, как мне позже рассказал офицер из нашего военкомата Андрей Иванович Пинчук, на счет меня был специальный запрос с фронта. Две недели информацию проверяли. В итоге я попал в роту бронетранспортеров при штабе 2-го Украинского фронта, которым тогда командовал Маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский.

В наши задачи входило сопровождать, прикрывать в поездках на фронт командующих, их заместителей и других членов военного совета, охранять штаб.

Победу мы встретили в освобожденной Словакии, в 200 километрах западнее от ее столицы Братиславы. Словаки были нам рады. Они приносили нам различные угощения, обнимали и целовали нас, вместе мы радовались Победе! Как известно, эти страны славятся хорошим вином — и нам выкатывали целые бочки. Самоходные установки на пару дней превратились в праздничные столы. Победа была объявлена, и в тот же день небо над нами озарилось фейерверком из трассирующих пуль.

Домой я вернулся только в марте 1946 года, поскольку почти год провел в госпитале.

Медали «За боевые заслуги» и «За победу над Германией» мне вручали в Омске.

В 1952 году я окончил Казанский юридический институт, был направлен в распоряжение Управления юстиции по Омской области. Членом Омского областного суда меня избрали в 1955 году, но это уже совсем другая история.

***

За мужество и героизм, проявленные во время Великой Отечественной Войны, Леонид Тимофеевич Кунгурцев не раз награждался орденами и медалями. Имеет почетное звание «Заслуженный юрист РСФСР».
Вот уже много лет Леонид Тимофеевич возглавляет Совет ветеранов судейского сообщества Омской области.

Записал Георгий Константинович Горшков, журнал «Судебные ведомости», корреспондент.
По материалам, предоставленным печатным органом судейского сообщества Омской области «Судебные ведомости»