Другой жизни я и не представляю, да и не нужна мне другая жизнь

Танкисты, разведчики, стрелки и саперы... Офицеры и рядовые. Солдаты Победы. Тогда еще совсем молодые люди, а теперь уважаемые ветераны смогли преодолеть ужасы войны и пережить трудные годы послевоенного восстановления страны.

Сегодня, в 70-летний юбилей Великой Победы, очень многих ветеранов, к сожалению, уже нет среди нас. Но жива память о героях — ветеранах-фронтовиках и тружениках тыла.

Наша встреча с Иваном Александровичем Воронцовым — председателем Каргапольского районного суда в отставке, участником Великой Отечественной войны 1941–1945 годов, состоялась почти десять лет назад, и хотя она продолжалась немногим более двух часов, запомнилась мне навсегда. Это был замечательный человек! Смелый и волевой, готовый к самопожертвованию на фронте и к честному и добросовестному служению идеалам правосудия в мирное время.

Боевые и трудовые заслуги Ивана Александровича Воронцова — одного из судей-фронтовиков Зауралья — хорошо известны работникам судебной системы области. Иван Александрович — один из наиболее известных ветеранов Каргапольского района Курганской области. О нем здесь помнят как о фронтовике, с честью выдержавшем испытания страшного военного времени, и как о добросовестном судье, председателе районного суда, более десяти лет занимавшем этот важный и ответственный пост в тяжелые послевоенные годы. А еще И.А. Воронцов — основатель династии судей Воронцовых. Таких примеров немного во всей судебной системе России.

Я побывал в гостях у Ивана Александровича, когда ему исполнилось 82 года. Несмотря на солидный возраст, он держался вполне бодро. Меня удивило, что ни морщин, ни других примет пожилого возраста у него не было. В его внешнем виде чувствовалась настоящая солдатская выправка. В ответ на мой комплимент Иван Александрович сдержанно улыбнулся.

— Давление стало беспокоить, да и ноги болят — отказываются слушаться, — с грустью сказал он. — Областной суд, Управление судебного департамента приглашали на встречу, посвященную Дню Победы, районный суд давал машину, но пришлось отказаться от поездки, хотя желание увидеться с коллегами, конечно, большое. А еще хотелось бы мир посмотреть своими глазами, увидеть города и страны, где когда-то прошел с боями.

О боевом пути И.А. Воронцова, его работе в должности судьи и председателя районного суда, наградах за воинский подвиг и верность образцового служения делу правосудия я читал в летописи истории судебной системы области, знал из воспоминаний его коллег, но не мог удержаться, чтобы не попросить Ивана Александровича еще раз вспомнить о некоторых фактах биографии, поделиться своими мыслями о прошлом и настоящем. Услышать из первых уст рассказ ветерана — это же такая редкая возможность, и не воспользоваться ею было бы непростительной ошибкой.

Родился Иван Александрович Воронцов в 1925 году в деревне Игнатьевой. В семье было трое детей, он средний. Отец Александр Михайлович и мать Наталья Петровна до коллективизации жили своим хозяйством, крестьянствовали.

— Восемь лет я проучился в Скоробогатовской школе. В неполных 18 лет прибавил себе год, чтобы взяли на фронт. Не хотел, да и не мог отставать от сверстников, ведь уже два года шла Великая Отечественная война, и все мы — молодые люди — хотели внести свой вклад в разгром врага. Тогда понятие «патриотизм» значило очень многое для каждого советского человека, — вспоминал И.А. Воронцов.

— В феврале 1943 года призвали на службу минометчиком в Чебаркуль в четвертый запасной стрелковый полк. Прошли курсы молодого бойца, и однажды ночью по тревоге наше отделение отправили сопровождать на фронт эшелон с воинскими грузами. Задание было выполнено, но в действующей части нас тогда не оставили, сказали, что еще успеем повоевать.

На станцию Дарница, что под Киевом, я прибыл в составе маршевой роты молодого пополнения уже весной 1944 года. Там тогда скопились 16 воинских эшелонов, и вдруг налет фашистской авиации. Бомбежка была страшная. Погибло много солдат, так и не успевших принять участие в наступательной операции. Оставшиеся в живых из нашей команды уральцев и сибиряков были собраны в отдельный особый отряд. До линии фронта 50 километров добирались марш-броском, — рассказывал И.А. Воронцов.

Потом были тяжелые, изнурительные бои, бессонные ночи и дни, в которые солнца не было видно из-за клубов дыма от пожарищ и пыли от разрывов орудийных снарядов. С боями фронтовик И.А. Воронцов прошел Украину, Белоруссию, Польшу. Под градом смертельного огня форсировал Одер. Долгожданную Победу встретил в Берлине. Радость была, конечно, огромная.

Но на этом воинская служба для Ивана Александровича не закончилась. Он был отправлен в Азербайджан, под Баку, на охрану нефтепромыслов, где нефть качали пленные немцы. Здесь были свои тяготы службы: невыносимая жара, к которой, казалось, нельзя привыкнуть, а в карауле, на самом солнцепеке, приходилось выстаивать по нескольку часов.

— Я демобилизовался из армии в марте 1948 года, — вспоминал бывший фронтовик И.А. Воронцов. — Сильно расстроился, увидев разрушенное войной хозяйство: в Каргаполье полная разруха, запустение. В родной деревне то же самое: дома завалились, земля непаханая, ни дорог, ни транспорта нет. А главное — мало вернулось домой фронтовиков. Почти каждая семья односельчан за годы войны потеряла близких — мужей, отцов, детей. Беда большая, но надо было поднимать хозяйство, как-то устраиваться в жизни.

Взяли солдата И.А. Воронцова, отдавшего свой воинский долг Родине, на работу в Окуневское сельпо помощником заготовителя, а затем инспектором по заготовкам молока на Бакланский маслозавод. Трудился он честно и исправно, а потому в июне 1949 года пригласили его на должность судебного исполнителя Каргапольского народного суда.

О судебной карьере Иван Александрович вначале не думал, но судьба распорядилась по-своему. В то время каждый грамотный человек был на особом счету. Иван Александрович, как посчитало районное и областное руководство, вполне отвечал всем морально-этическим требованиям, отличался порядочностью, трудолюбием, исполнительностью. В силу этих качеств он был рекомендован на должность народного судьи. Дважды И.А. Воронцов направлялся на учебу на высшие курсы усовершенствования юристов в Свердловск и Москву.

Оказанное доверие Иван Александрович оправдал: десять лет, с 1953 по 1963 год, он работал народным судьей, а затем 12 лет, вплоть до ухода в отставку в 1985 году, являлся председателем Каргапольского народного суда Курганской области.

Боевые и трудовые заслуги И.А. Воронцова отмечены многочисленными наградами и поощрениями. Он награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», несколькими юбилейными медалями в честь ознаменования Победы в Великой Отечественной войне, удостоен ордена Отечественной войны II степени. За добросовестное исполнение профессиональных обязанностей И.А. Воронцов был удостоен нескольких поощрений Министерства юстиции СССР.

В характеристике, подписанной начальником отдела юстиции Курганского облисполкома, говорится: «За период многолетней работы в судебных органах И.А. Воронцов зарекомендовал себя грамотным юристом, в совершенстве владеющим всеми отраслями советского законодательства. Качество рассмотренных под его председательством уголовных и гражданских дел одно из самых высоких в области. Как руководитель суда товарищ Воронцов много внимания уделяет организации работы коллектива суда по всем направлениям судебной деятельности. Руководимый им суд неоднократно добивался лучших показателей в работе».

Неслучайно Каргапольский районный суд в течение нескольких лет являлся базовым для прохождения практики и стажировки молодых специалистов, проведения учебных семинаров и совещаний судей области.

— А первое рассмотренное Вами дело помните? — спросил я Ивана Александровича.

— Что-то уже стерлось из памяти, ведь немало лет прошло с той поры, да и много дел было рассмотрено за годы работы судьей, но первое дело отложилось в памяти навсегда, — ответил И.А. Воронцов. — Первое дело пришлось рассматривать о преступлении, совершенном группой несовершеннолетних лиц. Страшно боялся ошибиться, вынося решение. Оценка вышестоящей инстанции, показала, что все было сделано правильно.

Конечно, были и другие дела, которые в подробностях помню и сейчас. Например, о покушении на изнасилование девушки из села Тамакуль. Она оказала двум насильникам сопротивление, и те не смогли осуществить свое гнусное дело. За содеянное они получили справедливое наказание — по нескольку лет лишения свободы.

Большинство судебных дел тогда было о спекуляции, невыработке трудодней, дел, связанных с невыплатой сельхозналога, ну и, конечно, уголовные дела о преступлениях против жизни и здоровья граждан и по фактам воровства. Нагрузка — около 100 уголовных и более 200 гражданских дел в год. Когда суд переезжал в новое здание, пришлось перевозить архив судебных бумаг, который занимал отдельное здание — бывший амбар.

На район были два судьи. Помогали им судебный исполнитель, секретарь суда, секретарь судебного заседания, и... конюх. В первые годы работы И.А. Воронцова за судом числилась лошадь, а не автомашина. Массу хлопот доставляло бездорожье, даже тогда, когда в распоряжении суда появилась машина, а ездить приходилось много: часто были показательные выездные заседания, отчеты перед населением, обучение граждан основам законодательства. Последнее, кстати, проводилось в обязательном порядке.

— Думаю, это было правильно и с пользой для граждан. И судьи так были ближе к народу. Напрасно сейчас отошли от этой формы взаимодействия с населением, — размышлял ветеран. — В судебной системе возможностей сегодня, конечно, больше. Штат судей и работников аппарата суда увеличился кратно. Все имеют высшее специальное юридическое образование. Нам же приходилось и азы, и премудрости судебного дела постигать на практике, зачастую самостоятельно. Имея специальное образование, может, мы работали бы еще лучше.

Теперь в судах современное компьютерное оснащение. Площади судов большие, в них чисто, светло, уютно, просторные залы судебных заседаний. Мы о таких условиях могли лишь мечтать.

Из изменений в судебной системе меня порадовало введение суда присяжных заседателей. В определенной мере это опыт, наработки суда прошлых лет, когда дела рассматривались с участием народных заседателей. Значит, сохранилась и связующая нить между поколениями, днем нынешним и годами, когда мне довелось служить делу правосудия. Надеюсь, судебная реформа, а задумки и планы у нее хорошие, даст еще новые положительные результаты.

— Иван Александрович, а как получилось, что Ваш сын, а теперь уже и внук тоже выбрали судейскую стезю? Вы повлияли?

— Я проводил вечера над кипой судебных дел, жена Ольга Варнаньевна, а прожили мы с ней 45 лет, — за проверкой тетрадей. Она работала учителем в школе. Видимо, сына больше привлекала работа судьи, чем учителя. Хотя судья по своей сути в определенной мере, пожалуй, и учитель тоже, так как профессия судьи — это работа с людьми, которые обращаются в суд за помощью, защитой своих законных прав и интересов.

Сергей Иванович Воронцов, сын Ивана Александровича, после окончания Свердловского юридического института шесть лет проработал следователем в органах прокуратуры и районном отделе внутренних дел. В 1985 году он был избран председателем Каргапольского районного суда, фактически заменив в этой должности ушедшего в отставку Ивана Александровича. На посту председателя Каргапольского районного суда Курганской области Сергей Иванович проработал ровно 20 лет.

Дело деда и отца продолжил внук Ивана Александровича — Игорь Сергеевич Воронцов, сейчас он — судья Шадринского районного суда Курганской области.

По окончании Уральской государственной юридической академии секретарем судебного заседания Каргапольского районного суда Курганской области работает Татьяна Сергеевна, внучка Ивана Александровича. Кто знает, может, пройдет время, и она будет назначена на должность мирового или федерального судьи. По крайней мере, как мне известно, это ее заветная мечта.

Записывая в блокнот все, что рассказывал мне Иван Александрович, я удивлялся тому, насколько точно этот замечательный уважаемый человек знает и помнит все основные события, происходившие не только в руководимом им районном суде, но и во всей судебной системе области за многие годы. Я был поражен его знаниями и принципиальной гражданской позицией. Таких, как он, называют настоящими профессионалами юриспруденции, судьей с большой буквы, пронесшим через всю свою жизнь верность принципам и идеалам правосудия.

Пожимая перед расставанием большую, крепкую руку Ивана Александровича, я поинтересовался:

— А если бы вернуть годы, то повторили бы Вы свой судейский путь?

— И гадать тут нечего. Другой жизни я и не представляю, да и не нужна мне другая жизнь. Вот здоровье, как в молодости, не помешало бы, — ответил судья в отставке И.А. Воронцов.

Конечно, ушедшие годы не вернуть. Время берет свое. Но со многими нынешними неизбежными проблемами примиряет то, что титанические усилия наших ветеранов были затрачены не зря и что есть последователи достойного пути, начатого старшим поколением. Разве не в этом заключается смысл жизни?

Василий Сергеевич Шалай, помощник председателя Курганского областного суда.

Партнеры:

  • Правовая Россия
  • Информационно-правовое обеспечение «ГАРАНТ»
  • ИТАР-ТАСС
  • Компания «Консультант Плюс»
  • Российское агентство правовой и судебной информации