Над нами постоянно кружила смерть

В преддверии великой даты — 70-летия со Дня Победы советского народа в Великой Отечественной войне — мы, работники Ленинского районного суда г. Воронежа, попросили ответить на наши вопросы очевидца страшных и великих событий 1941–1945 годов — ветерана и инвалида Великой Отечественной войны, судью в отставке, Лидию Петровну Леонардову.

28 февраля 2015 года Лидии Петровне исполнилось 93 года. Мы приехали поздравить ее с Днем рождения, пожелали ей здоровья, терпения и силы духа, которые всегда отличали ее, — и в годы молодости, и в нынешнем почтенном возрасте. Расставаясь с ней после дня рождения, мы выразили надежду, что следующая наша встреча состоится совсем скоро.

К большому сожалению, этого не произошло. 16 марта 2015 года Лидия Петровна Леонардова скончалась.

Лидия Петровна, расскажите, пожалуйста, о своей семье и своем детстве.

Я родилась 28 февраля 1922 года в деревне Пустоши Веневского района Тульской области в семье крестьян. Семья была большая: родители, моя младшая сестра Тамара, дедушки, племянники. Жили дружно и весело. Я посещала Веневскую среднюю школу, окончила десять классов. Училась хорошо.

А потом началась война...

Да, мне было 19 лет. Сейчас я понимаю, что мы были не готовы к этой войне, не ждали ее. По заданию райкома партии мы, молодежь, не задумываясь о том, что нас ждет, ушли на фронт. Я воевала на 2-м Белорусском фронте под командованием Константина Константиновича Рокоссовского, которого я видела лично и даже фотографировалась с ним вместе со своими боевыми подругами. Жаль, что фотографии эти не сохранились.

Лидия Петровна, а в каких частях Вы воевали и какова была Ваша воинская специальность?

Я воевала в отдельном зенитно-прожекторном батальоне, который стоял между городом Сухиничи, стратегически важным железнодорожным узлом, и Смоленском. Батальон состоял в основном из молодых парней и девушек.

Можете ли Вы назвать сражение, которое запомнилось Вам больше всего?

Да, сражение под городом Сухиничи. Там шли очень ожесточенные бои. У немцев была передовая военная техника: самолеты, танки. Их истребители нещадно бомбили. Мы с моей боевой подругой Катей Лаврухиной были так называемыми «слухачами». С помощью звукоулавливателей мы засекали звук приближающегося самолета и кричали: «Есть звук!». После этого солдаты из нашего батальона наводили на небо прожекторы, а зенитчики сбивали немецкие самолеты.

Над нами постоянно кружила смерть. Это вспоминать очень страшно. После боя мы не успевали даже похоронить хоть как-нибудь достойно своих товарищей и закапывали их в воронки от бомбежек. Несколько месяцев мы находились в окружении, продовольствия не было совсем, ели картошку с поля, но все-таки смогли выжить.

Наш батальон во время войны менял дислокации. Когда приезжали на новый военный пункт, копали землянки, в которых жили и зимой, пол был земляной, выкладывали печурки, сбивали деревянные нары, заготавливали солому. Бывало, отстоишь на посту два часа, промокнешь, приходишь в землянку, укроешься той же мокрой шинелью, холодно. Но что характерно — мы не болели. Наверное, потому, что находились в постоянном напряжении и все наши силы были направлены на Победу.

Вы сказали, что Вам и вашим товарищам удавалось избежать болезней. Но ранения, наверняка, случались. Вас обошла эта участь?

Нет. В конце 1944 года в составе армии 2-го Белорусского фронта мы двигались в Белоруссию. Помню, были бои на границе с Польшей, там я и получила осколочное ранение и контузию. Попала в Минский эвакуационный госпиталь. Никаких медикаментов не было, выживали за счет молодости.

Лидия Петровна, расскажите, пожалуйста, о Ваших военных наградах или почетных званиях?

Я была награждена орденом Отечественной войны, медалью за Победу над Германией, медалью «40 лет Победы», медалью «50 лет Победы», медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», медалью «За трудовое отличие».

Где Вы встретили День Победы?

После ранения меня комиссовали. С фронта я вернулась в родной Венев. Слава Богу, мои родители и младшая сестра остались живы. Когда объявили о Победе, мы были счастливы, обнимались, целовались, одним словом, ликовали. Как поется в песне — каждый из нас верил в Победу и «этот день мы приближали как могли».

На войне человеческие чувства притупляются? Или, наоборот, все ощущается острее? Какие чувства, как Вам кажется, пробудила в людях война?

Мы все чувствовали и страх, и любовь. Но, если говорить о чувствах, пробужденных войной, то это, конечно, патриотизм и любовь к Родине. Несмотря на ранение, я была готова вернуться в строй. Мы были очень сплоченной командой.

Послевоенное время тоже было очень тяжелым. Как началась и продолжалась Ваша жизнь после войны, после победы?

Еще до начала войны я успела поработать учителем в Хруславской начальной средней школе, откуда и была призвана в Красную Армию. После демобилизации райком партии направил меня учиться в Ростовскую юридическую школу в Таганроге, директором которой был замечательный человек — Исаак Израилевич Беленький. Юридическую школу я закончила в 1947 году и по распределению была направлена в Воронеж. Все эти годы я принимала активное участие в восстановлении Воронежа. В сентябре 1947 года я была избрана народным судьей первого участка Ворошиловского района Воронежа, в 1948 году переведена народным судьей третьего участка Коминтерновского района Воронежа. Жила в предоставленной мне квартире на улице Урицкого, дом 18. В 1950 году вышла замуж за Александра Ивановича Шеменева, с ним мы прожили в браке 62 года. Муж скончался 1 марта 2012 года в возрасте 86 лет.

Высшее юридическое образование я получала в Московском юридическом институте заочно, училась пять лет. В 1957 году была избрана народным судьей четвертого участка Ворошиловского района Воронежа. Ворошиловский суд располагался тогда по адресу: улица Космонавтов, дом 8. Моими коллегами в то время были судьи Борисков Василий Дмитриевич, Кусурова Мария Андреевна, Костина Валентина Николаевна, Шумлин Иван Григорьевич.

В 1965 году я была освобождена от должности народного судьи Ленинского района Воронежа в связи с истечением срока полномочий. В 1965–1978 годах работала в Воронежской областной коллегии адвокатов. Выйдя на пенсию, работала в Областном Совете ветеранов. С коллегой по этой работе Иваном Федотовичем Шматовым мы общаемся до сих пор, сейчас ему 95 лет.

Лидия Петровна, Вы помните свое первое дело?

Нет, первое дело не помню. Но одно из рассмотренных нами уголовных дел до сих пор осталось в моей памяти. Женщина обвинялась в том, что сбросила с четвертого этажа дома усыновленного ею трехлетнего мальчика. Мальчик не пострадал, поскольку съехал по покатой крыше. В судебном заседании обвиняемая отрицала свою вину. Мы с народными заседателями очень внимательно изучили дело, и в итоге вынесли оправдательный приговор. В деле не было бесспорных доказательств вины обвиняемой, и все обвинение было построено на показаниях соседей, которые находились с этой женщиной в неприязненных отношениях.

Какое из человеческих качеств, на Ваш взгляд, всего важное в профессии судьи?

Я считаю, что это справедливость.

Лидия Петровна, что бы Вы могли пожелать современной молодежи?

Трудиться, быть честными, помогать друг другу, любить свою Родину — Россию!

Татьяна Владимировна Медведкина,
Екатерина Валерьевна Гусева,

помощники председателя Ленинского районного суда г. Воронежа