Суровое счастье Лидии Фадеевой

Наш рассказ о Лидии Ивановне Фадеевой — тверском судье с 26-летним стажем. В годы Великой Отечественной войны она была зенитчицей и окончила войну в звании младшего лейтенанта и комсорга зенитно-артиллерийского дивизиона войск противовоздушной обороны.

Семья Л.И. Фадеевой пережила трагедию Первой мировой и гражданской войн. Отец окончил четыре класса церковно-приходской школы — по тем временам для низшего сословия это было чуть ли не высшим образованием. Оно давало огромные привилегии в низах: «грамотных» — врачей, учителей и священников — уважали. В канун Первой мировой войны отца призвали в армию. По пути на фронт воинский состав разбомбили. Так и не пришлось главе семьи повоевать с немцами, из госпиталя он вернулся домой на костылях.

После революции новая власть назначила «грамотея» секретарем в суде. С судьями тоже было туго, поэтому секретаря повысили в должности — доверили ему вершить правосудие. Эта должность до того пугала выдвиженца, что он хотел совершить самоубийство, но справился с волнением и приступил к работе.

После работы судьей он стал юрисконсультом в леспромхозе, а оттуда ушел в адвокатуру. В семье подрастали три дочери. Последняя, Лидия, вдохновленная карьерой отца, в 1940 году после окончания школы с золотой медалью поступила в Московский юридический институт прокуратуры СССР. По семейным обстоятельствам (не было средств на учебу) в декабре того же года занятия пришлось прервать. Лидия вернулась в родной поселок Елатьма Рязанской области и стала пионервожатой в детском городке.

Юность закончилась, когда летом 1941 года для Лидии началась окопная жизнь. Строительство оборонительных сооружений на самом деле было вторым фронтом — задолго до высадки союзников летом 1944 года. Значение фронта, который, надрываясь и изнемогая, держали старики, женщины, подростки, стало поистине бесценным. Кто не понимает, как вручную копать противотанковый ров в промерзлой земле, пусть хоть раз попробует. Личный опыт всегда лучше помогает осмыслить подвиг.

Люди сутками перелопачивали землю, несмотря на холод, голод, болезни и отсутствие физических сил. Но для борьбы с врагом всегда находились силы. Так был воспитан советский народ, утверждает 92-летняя Лидия Ивановна Фадеева. За ударный труд по рытью окопов 15 января 1942 г. она получила благодарность в приказе по 13-му Управлению оборонительных работ Государственного комитета обороны.

В апреле 1942 года началась мобилизация девушек в армию, вспоминает ветеран. Официального призыва не было. Вызывали в райком комсомола и просили помочь армии. Присутствовали представители военкомата. Двадцать девушек вызвались пойти в армию добровольцами. Им выдали телогрейки, кое-какие вещи, сложили все на подводу и — пешком 25 километров до города Касимова. Оттуда по узкоколейке отправили в Рязань. Здесь их определили в 291-й зенитный артиллерийский дивизион ПВО. Военную науку изучали «на ходу». Немцы после контрнаступления советских войск были отброшены от столицы, но война лишь разгоралась.

Лидии Фадеевой, можно сказать, повезло: дороги войны вели ее только на Запад. Она помнит, как мужественно зенитчики охраняли госучреждения и здания на Украине и как нещадно бомбили немцы белорусский город Коростень. Перед бомбежкой целые сутки валил снег. Разыгралась сильнейшая метель. Никто не мог подумать, что во второй месяц весны 1944 года непогода может так разгуляться. Засыпало аэродром и железную дорогу, которые охранял зенитный дивизион. Движение поездов застопорилось, скопилось много составов. Немцы узнали об этом. Когда погода наладилась, началась бомбежка. Взрывались эшелоны с людьми, лошадьми, техникой, боеприпасами. «Это был ад кромешный! Ужасней того дня на войне я ничего не переживала», — говорит Лидия Ивановна.

По немецким самолетам зенитки лупили со страшной огневой силой. За этот подвиг Лидия Фадеева была награждена самой почетной солдатской медалью — «За отвагу».

Война для нее закончилась в Польше. На фронте она познакомилась с офицером, который после войны стал отцом ее сына. Он продолжил службу в Польше и погиб там от случайного взрыва. Лидия Ивановна осталась матерью-одиночкой.

После войны Л.И. Фадеева была комсомольским работником — заведующей отделом пионеров и школьников райкома ВЛКСМ. Она не сидела целыми днями в райкоме, а день за днем колесила по району. Но мечта стать юристом ее не покидала. Оставив маленького ребенка на попечение родителей и сестры, она без экзаменов, как довоенная студентка и фронтовичка, поступила в Московский юридический институт. Во время занятий было трудно — за войну почти все подзабылось. Даже лекции разучилась записывать, но уже со второго курса стала учиться на «хорошо» и «отлично».

По окончании учебы ей предложили распределение в Коми АССР. Не согласилась — побоялась, что сынишка в северных широтах будет часто болеть. В родной Рязанской области судейских вакансий не было.

Так она и попала в Калинин, где ей поручили рассматривать гражданские дела. Рассмотрением уголовных дел, как правило, занимались мужчины.

«Разбираться в хитросплетениях человеческих судеб — это по мне. Сколько всего надо знать! И проклинали меня, и благодарили. Всякое было. Работа волновала, задевала за душу. Равнодушия и в помине не было. Все, как тогда говорили, горели на работе», — вспоминает ветеран.

Жизнь этой женщины, посвятившей себя правому и правовому делам, наверное, для ее поколения более или менее типична. Но для нас, с позиций сегодняшнего дня, ее жизнь удивительна и достойна не только уважения, восхищения и благодарности, но и того, чтобы быть примером и образцом для подрастающего поколения.

Нина Борисовна Туманова, пресс-секретарь Тверского областного суда

Партнеры:

  • Правовая Россия
  • Информационно-правовое обеспечение «ГАРАНТ»
  • ИТАР-ТАСС
  • Компания «Консультант Плюс»
  • Российское агентство правовой и судебной информации