В неполные шестнадцать лет

Их осталось совсем немного... Тех, кто не понаслышке знает, каково это — пешком пройти за одну ночь 40 километров по команде комдива или впервые шагнуть из самолета с парашютом за плечами как в пропасть. И лететь, лететь под белым облаком, когда сначала все внутри сжимается от страха, а потом хочется петь...

Это и еще многое другое может вспомнить ветеран, которого сразу после окончания сержантских курсов направили обучать новобранцев, разглядев в нем будущего офицера. Ему, самому еще неопытному, было трудно отдавать приказы и отправлять своих ровесников на передовую. Никогда не забудет он и того, как весной 1945 года, когда дождями размыло дорогу и танки с артиллерией отстали, пехотинцам пришлось сражаться с врагом почти голыми руками. С винтовками в руках они шли на танки, закрывали смотровые щели шинелями, а когда ослепленные немцы в панике открывали люк, бросали туда гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Сами гитлеровцы поражались мужеству и упорству наших воинов.

Картины разоренных фашистами сел, сожженных деревень, в которые въезжаешь сразу после боя, настигая отступающего врага, тоже навсегда остались в памяти Ивана Васильевича Русакова. О том, какою была «его» война, мы расспросили его накануне 70-летия Великой Победы.

Иван Васильевич родился 27 июня 1925 г. в селе Екимовка Рязанского района Рязанской области. Там же закончил начальную четырехлетнюю школу. В семье Русаковых было семеро детей, поэтому жили они скромно.

— В школе топили плохо, и мы часто занимались в верхней одежде, — вспоминает Иван Васильевич. — Однажды весной, когда солнышко уже начало припекать и в классе стало жарко, учитель попросил нас снять полушубки. Все разделись, а я ни в какую! А у меня просто штаны протерлись, и я их прикрывал, но не признаешься же при всех. Когда мать в школу вызвали, все и открылось.

После четырехлетки ходили в соседнюю деревню в школу колхозной молодежи. Каждый день по восемь километров туда и обратно, а днем еще семье надо было помогать по хозяйству. Все, конечно, уставали, но здоровье было отменное и учились хорошо. Как-то даже поспорил с учительницей алгебры по поводу способа решения задачи, и она со мной согласилась, — рассказывает Иван Васильевич.

Как началась «Ваша» война? Когда и как Вы оказались на фронте?

— После школы поступил в Рязанский строительный техникум, который располагался в здании окружного (ныне областного) суда, а после начала Великой Отечественной войны — в селе Варские. Мне тогда еще не было и шестнадцати. Ребят расселили в общежитии зооветеринарного училища, а когда наступили холода и даже чернила стали замерзать, переселили в дома к колхозникам.

В январе 1943 года пришла повестка, и нас направили в Южно-Уральское пулеметное училище. Ехали на поезде около месяца — железная дорога была блокирована из-за начинающейся Сталинградской битвы, из еды — только мамины сухари. В училище гоняли тогда крепко — по шесть—восемь часов на морозе при температуре минус сорок градусов. В казарме тоже было холодно, портянки сушили, положив на ночь под собственный бок. Но никто не жаловался, все рвались на фронт.

В июне, после присвоения сержантского звания, меня направили в запасной полк в Башкирию обучать новобранцев. Землянка там была огромная — на целую роту. Уже два состава сформировали для действующей армии, а меня командир полка на фронт не пускал. Пришлось проситься на прием к генералу. К нему меня, конечно, не пустили, но зато поняли мое желание и отправили в 18-ю Воздушно-десантную бригаду, в зенитный дивизион. Стрелял я всегда неплохо, поэтому поставили заряжающим к мелкокалиберной пушке. С ней-то мы знатно попутешествовали — прошли и Румынию, и Венгрию, и до Вены дошагали, и до Братиславы. Вот только до Праги не добрались — поймали наши радисты сигнал о заключении мира и капитуляции Германии. Но немцев мы гнали до января 1946 года.

На этом служба в армии и закончилась?

— Куда там... Нашу дивизию направили на Дальний Восток. А перед отправкой решили провести дезинфекцию. Всех отмыли, одежду постирали и выдали обратно. Сушить негде, другой смены белья нет, поэтому пришлось по морозу бегать и своим теплом согревать сырой мундир.

На Дальнем Востоке пригодились навыки строителя — казармы возводили. Я вроде как все знал и умел, да вот случай приключился. Работал на строительных лесах, подгонял бревно в паз и сам не заметил, как раскачал столб, на который леса крепились. Полетел я оттуда, а бревно вдогонку. Чудом спасся — бревно только по макушке скользнуло. Очухался быстро, и снова — за работу.

В конце лета 1948 года нас перекинули в село Манзовка Приморского края для формирования новой дивизии — пришла информация от контрразведки, что готовится нападение. Пришлось и там поработать. Честно говоря, я устал от армии — сил нет, поэтому как только появилась возможность, сразу поехал на родину, несмотря на уговоры начальства. Вернулся в колхоз в самый разгар уборочной страды и начал работать грузчиком. Силушки тогда много было — мешки 70-килограммовые в одиночку носил. Но я понимал, что надо дальше развиваться, и поехал в город — у меня там сестра жила, так что было где остановиться.

Устроился учеником слесаря, а через два месяца начал уже самостоятельно работать и в вечернюю школу поступил. Учиться и работать было сложно, тем более что и учебников тогда не было. Даже хотел бросить школу, но учителя отговорили, и я получил аттестат зрелости.

Останавливаться на достигнутом не хотелось, и когда на глаза попалось объявление о наборе в Саратовскую юридическую школу, сразу решил туда пойти. К тому же стипендия приличная — 500 рублей. Конкурс был три человека на место, но я справился.

Учились мы много, интересно, но вечерами и отдохнуть хотелось, а денег не хватало, поэтому мы и подрабатывали на железной дороге зимой — снег чистили. По окончании юршколы вернулся в Рязань и мечтал работать в прокуратуре, но начальник Управления юстиции направил в Пителинский район исполнять обязанности судьи, а я послал документы в Воронежский филиал Всесоюзного юридического заочного института.

И как работалось судьей?

— Интересно. Правда, иногда было трудно отстоять свое мнение. У меня сложились непростые отношения с первым секретарем райкома партии. Он привык контролировать все решения, принимаемые в районе, и пытался навязывать мне свою волю. Время было сложное — судили и за подобранные с колхозного поля колоски. Однажды двух доярок поймали на выносе грелки с молоком — детей кормить было нечем — и привели ко мне. Я разобрался в этом деле, но «сажать» их не стал, хотя санкция статьи позволяла. Считал, что лишать ребенка матери за такой проступок — это уже чересчур. В райкоме мной остались недовольны и после нескольких «неправильных» решений даже назначили проверку из Москвы. Но по ее итогам меня пригласили работать в областной суд, а секретаря райкома перевели в другой район.

В Рязанском областном суде рассматривал уголовные дела, был председателем поста народного контроля, агитатором. За добросовестный труд был награжден ценными подарками.

После ухода в отставку из областного суда, когда истек срок его полномочий, Иван Васильевич работал юристом на заводе «Красное знамя», в юридической консультации и адвокатуре. За 45 лет юридической практики ему не раз приходилось бороться с несправедливостью, восстанавливать права граждан, защищать невиновных. С какими бы вопросами не обращались к нему люди, он всегда старался быть человечным, справедливым, отзывчивым. Однако, по словам фронтовика, послевоенные годы пролетели значительно быстрее, чем семь с половиной лет службы в армии. Сегодня ему о том времени напоминают в том числе и медали «За победу над Германией», «30 лет Советской Армии и флота», а также знак «Отличный артиллерист».

Вскоре после юбилея Победы у Ивана Васильевича свой юбилей. Девяностолетие он планирует отмечать в семейном кругу. На день рождения к любимому прадедушке обещает прилететь правнук, а пока, в преддверии праздника, Иван Васильевич под песни любимого кенара готовит альбом, где описана история его семьи.

Наталья Александровна Кораблина, сотрудник пресс-службы Рязанского областного суда

Партнеры:

  • Правовая Россия
  • Информационно-правовое обеспечение «ГАРАНТ»
  • ИТАР-ТАСС
  • Компания «Консультант Плюс»
  • Российское агентство правовой и судебной информации