Судейское сообщество и его роль
в развитии судебной системы
России

Виктор Викторович Момотов, председатель Совета судей
Российской Федерации, секретарь Пленума,
судья Верховного Суда Российской Федерации.

Совет судей Российской Федерации отмечает свое 25-летие. Любой юбилей — это повод подвести промежуточные итоги и наметить перспективы дальнейшего развития. В юбилейный год мы оглядываемся назад, чтобы уверенно двигаться вперед, оцениваем правильность и осмысленность выбранного пути, успехи и неудачи, их причины и последствия.

Двадцатипятилетняя история Совета судей Российской Федерации свидетельствует о том, что этот орган судейского сообщества внес огромный вклад в формирование независимого и сильного суда в нашей стране. Повышение доверия к судебной системе, авторитета судебных органов, укрепление гарантий независимости судей рассматриваются Советом судей Российской Федерации не просто как задачи или функции, а как миссия, достойная того, чтобы вкладывать в нее все свои силы и возможности.

Совету судей предстоит плодотворная жизнь, которая продлится еще не одну четверть века. Многое сделано, многое предстоит сделать, но, оценивая работу Совета, которая уже сегодня приносит плоды, можно однозначно говорить о том, что Совет судей Российской Федерации занял почетное место в истории российской судебной системы и российского государства.

Страницы истории

Судейское сообщество как корпорация профессиональных судей начало формироваться в Российской империи после судебной реформы 1864 года. До этого момента судебная власть не была отделена от исполнительной власти и находилась в руках местных чиновников, а потому не существовало и такой профессии, как судья. И лишь проведенные Александром II реформы создали предпосылки для появления сообщества профессиональных судей.

Конечно, независимость судей в те годы еще не достигла уровня, при котором стала бы возможной подлинная самоорганизация. Вместе с тем уже тогда были учреждены съезды мировых судей (мировые съезды), которые наряду с судебными полномочиями по пересмотру в апелляционном порядке решений мировых судей были наделены некоторыми полномочиями, связанными с судейским самоуправлением, — по привлечению судей к дисциплинарной ответственности и увольнению судей в отпуска, назначению заменяющих мировых судей в случае болезни или ухода судьи в отпуск, утверждению ежегодных отчетов о рассмотрении дел мировыми судьями округа и др.

Большая часть советского периода истории нашей страны характеризуется отсутствием каких-либо организаций, объединяющих судей в самоуправляемое и независимое сообщество. В первые годы существования советской власти были приняты два декрета о суде (от 22 ноября 1917 г. и от 7 марта 1918 г.), предусматривавшие формирование уездных и столичных съездов местных судей, которые во многом напоминали созданные в результате судебной реформы 1864 года мировые съезды. Однако съезды местных судей не являлись органами судейского сообщества и не осуществляли какую-либо деятельность по формированию самоуправляемой судейской корпорации: они выполняли только процессуальные функции по пересмотру в кассационном порядке решений местных судей о взыскании денежных сумм свыше 100 рублей и о лишении свободы на срок свыше семи дней. Третий Декрет о суде от 20 июля 1918 г. уже не предусматривал формирование съездов местных судей.

Конечно, в советский период судьи стремились активно участвовать в организации жизни судебной системы, проводили совещания, различные формальные и неформальные обсуждения, консультации. Однако понятие «орган судейского сообщества» в течение долгого времени не было известно советскому правосудию.

Первой важной вехой в истории, связанной с формированием органов судейского сообщества, стало принятие в 1989 году Закона СССР «О статусе судей в СССР». Статьей 14 этого Закона были созданы конференции судей, которые ежегодно созывались в союзных республиках, автономных республиках, краях, областях, городах, автономной области и автономном округе. Порядок созыва таких конференций устанавливался каждой республикой самостоятельно. К компетенции конференций было отнесено обсуждение возникших в судебной практике вопросов применения законодательства и направление Верховному Суду СССР или Верховному Суду союзной республики обращений о даче соответствующих руководящих разъяснений либо о выступлении с необходимой законодательной инициативой. Кроме того, в круг полномочий конференций входило формирование квалификационных коллегий судей.

Следует отметить, что конференции судей не ограничивались обсуждением лишь тех вопросов, которые были названы в Законе. В частности, на них обсуждались вопросы материально-бытового обеспечения судов, социальной защиты судей и взаимодействия судов с органами юстиции. Такие обсуждения положили начало объединению судей в самоорганизующееся сообщество.

17–18 октября 1991 года по инициативе Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедева, министра юстиции РСФСР Н.В. Федорова и группы судей был созван I Всероссийский съезд судей. На Съезде было принято решение о создании Совета представителей судей как органа, функционирующего в период между съездами и призванного содействовать проведению судебной реформы в России, защищать интересы судей и представлять их в других органах государственной власти. Во исполнение этого решения в каждом субъекте Российской Федерации были проведены конференции, избравшие по одному представителю в Совет.

Как и планировалось изначально, наряду с решением актуальных вопросов, связанных с внутренними потребностями судебной системы, в поле зрения Совета оказалась практическая реализация постановления Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. «О концепции судебной реформы в РСФСР».

На I Всероссийском съезде судей также был избран президиум Совета судей, в состав которого во­шли девять судей (впоследствии их число было увеличено до 12). На момент первого заседания Совета российская судебная система переживала непростые времена: судейский корпус находился на грани системного кризиса, судьи сотнями подавали заявления о прекращении полномочий, а высококвалифицированных профессионалов, желавших пополнить ряды судей, почти не было.

В таких условиях благодаря усилиям и самоотверженному труду Совета судей и его Президиума, Верховного Суда Российской Федерации, а также поддержке со стороны законодательной власти и руководства страны состоялось принятие Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» (далее — Закон о статусе судей), который стал настоящим прорывом в развитии отечественной судебной системы: заложенные в нем идеалы независимости судебной власти, гарантии финансирования судов, неприкосновенности судей в последующем стали лейтмотивом развития российского законодательства.

Ключевое значение для принятия этого Закона, а также последующих законодательных актов, позволивших сформировать в России независимую судебную систему и сильное судейское сообщество, имели поддержка, авторитет и многолетний опыт Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедева. Без личного вклада руководителя высшей судебной инстанции создание самостоятельной ветви судебной власти в России оказалось бы под вопросом, а неизбежные противодействие и трудности не были бы преодолены. Без какого-либо преувеличения можно сказать, что именно благодаря твердой и независимой позиции В.М. Лебедева и проделанной им колоссальной работе удалось впервые в истории российского государства создать сильный и независимый суд, причем беспрецедентными темпами.

29–30 июня 1993 года состоялся II Всероссийский съезд судей, в котором наряду с судьями судов общей юрисдикции впервые приняли участие судьи арбитражных и военных судов. Съезд избрал новый состав Совета судей, в который вошли 112 судей, а также состав Президиума Совета судей, численность которого была увеличена до 15 человек. Совет судей стал единственным органом в стране, объединяющим в своем составе судей судов общей юрисдикции, арбитражных и военных судов. Начался финальный процесс объединения судейского сообщества.

Кроме того, съездом было утверждено Положение «Об органах судейского сообщества», которым Совет судей Российской Федерации был определен как высший орган судейского сообщества, выражающий интересы судей как представителей судебной власти в периоды между всероссийскими съездами судей. Кандидаты в состав Совета судей выдвигались съездами (конференциями) и собраниями судей и избирались всероссийским съездом судей открытым голосованием. Работа Совета судей организовывалась в секциях, образуемых членами Совета от судов общей юрисдикции, арбитражных и военных судов, а также на пленарных заседаниях. Заседания секций Совета и пленарные заседания проводились по мере необходимости, но не реже одного раза в год. На практике большинство вопросов решалось на пленарных заседаниях, которые проводились дважды в год.

К компетенции Совета судей был отнесен широкий перечень вопросов, включавший обсуждение судебной практики и совершенствование законодательства, проведение экспертизы проектов законов и других нормативных актов, рассмотрение актуальных проблем кадрового, организационного и ресурсного обеспечения судебной деятельности, правового и социального положения судей и внесение соответствующих предложений руководителям органов юстиции и председателям судов, представление интересов судей в государственных органах и общественных объединениях и др.

21 октября 1993 года Совет судей по поручению II Всероссийского съезда судей принял Кодекс чести судьи Российской Федерации. Эта значимая мера, предпринятая Советом судей в самом начале своего существования, недвусмысленно дала понять, что этот орган судейского сообщества озабочен не расширением привилегий судей, а обеспечением независимости судейского сообщества, поддержанием порядка и высокого авторитета судебной власти в обществе.

Следующий важнейший этап формирования самоуправляемого судейского сообщества связан с работой Совета судей Российской Федерации в составе, избранном на V Всероссийском съезде судей 27–29 ноября 2000 года. Во время работы Совета судей этого созыва был принят Федеральный закон от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» (далее — Закон об органах судейского сообщества), первоначальный проект которого был подготовлен самим Советом судей Российской Федерации, обсуждался на IV Всероссийском съезде судей и был внесен в Государственную Думу еще в 1997 году.

Принятие этого Закона свидетельствовало о том, что в России удалось сформировать независимую судейскую корпорацию, способную к самоуправлению и осознающую ответственность за возложенные на нее функции. Такая ответственность предполагает, что органы судейского сообщества призваны не только защищать интересы этого сообщества, но и способствовать повышению авторитета суда в обществе, доверия граждан и организаций к судебной системе. В сочетании этих двух фундаментальных задач, стоящих перед Советом судей Российской Федерации, проявляется ключевая особенность этой организации: она является не «профсоюзным органом» судейского сообщества, а представителем судейской корпорации в диалоге с государством и гражданским обществом.

Еще в 2004 году Президент Российской Федерации В.В. Путин на VI Всероссийском съезде судей обозначил основные направления, на которые необходимо обратить внимание: наиболее полная реализация принципа независимости суда, реагирование на все случаи нарушений в деятельности судов, повышение профессионализма судей, открытость правосудия для участников судебного процесса и общества в целом, укрепление судебной власти, повышение доверия граждан к судам. Именно эти направления по сей день являются определяющими в деятельности Совета судей Российской Федерации.

Некоторые достижения последних лет

За последние годы Советом судей Российской Федерации реализован целый комплекс мер, направленных на укрепление независимости и повышение авторитета судебной власти.

Одним из значимых аспектов этого комплекса является участие Совета судей в нормотворческой работе.

В частности, Совет судей инициировал и принял активное участие в разработке Федеральных законов от 2 июля 2013 г. № 174-ФЗ «О внесении изменений в статью 20 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и Федеральный закон «О гарантиях пенсионного обеспечения для отдельных категорий граждан» и от 4 июня 2011 г. № 126-ФЗ «О гарантиях пенсионного обеспечения для отдельных категорий граждан», обеспечивших выплату возмещения нетрудоспособным членам семьи погибшего (умершего) судьи, находящимся на его иждивении, в том числе и при отсутствии связи гибели или смерти судьи с исполнением им служебных обязанностей.

Внесены изменения в ст. 7 Федерального закона от 10 января 1996 г. № 6-ФЗ «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации» в части определения стажа работы в должности судьи, исключающие возможность неоднозначного толкования этой нормы.

В развитие норм Федерального закона от 25 декабря 2012 г. № 269-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования системы оплаты труда судей Российской Федерации, а также признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» был принят Федеральный закон от 22 декабря 2014 г. № 435-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О статусе судей Российской Федерации», урегулировавший порядок индексации пожизненного содержания судей и ежемесячного денежного поощрения, что стало реальным шагом в направлении укрепления независимости судей.

Федеральным конституционным законом от 21 июля 2014 года № 13-ФКЗ «О внесении изменений в статью 6 Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» повышены социальные гарантии мировых судей на обеспечение жилыми помещениями за счет средств федерального бюджета.

Приняты также законы о внепроцессуальных обращениях к судьям, о наделении полномочиями председателей районных судов в вопросах перераспределения судебной нагрузки мировых судей и закрепления порядка привлечения судьи федерального суда, находящегося в отставке, к исполнению обязанностей мирового судьи.

Совет судей утвердил Положение о порядке и условиях определения выслуги лет судей для установления ежемесячной доплаты за выслугу лет, согласовал Положение о порядке выплаты премий и оказания материальной помощи судьям системы судов общей юрисдикции, представленное Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации.

Проведена работа над проектом закона о включении должности мирового судьи в Сводный перечень государственных должностей Российской Федерации.

Выполняя Федеральный закон от 5 февраля 2014 г. № 16-ФЗ «О порядке отбора кандидатов в первоначальный состав Верховного Суда Российской Федерации, образованный в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации», Президиум Совета судей Российской Федерации разработал порядок созыва и регламент собраний представителей советов судей субъектов Российской Федерации, действующих на территории федеральных округов, по выборам судей в состав Специальной квалификационной коллегии судей, по отбору кандидатов на должности судей Верховного Суда Российской Федерации, выборам судей в состав Специальной экзаменационной комиссии по приему квалификационного экзамена на должность судьи Верховного Суда Российской Федерации, в соответствии с которыми были успешно проведены экзамены, а затем и назначены судьи в состав Верховного Суда Российской Федерации.

Во исполнение Федерального закона от 23 июня 2014 г. № 155-ФЗ «Об органах судейского сообщества Республики Крым и города федерального значения Севастополя» Совет судей принял самое активное и непосредственное участие в формировании органов судейского сообщества в Республике Крым и городе федерального значения Севастополе, а также в проведении первых конференций судей новыми субъектами Российском Федерации. Были определены нормы представительства делегатов от соответствующих судов, порядок избрания делегатов на первые конференции судей этих субъектов, созыва и проведения конференций, избрания советов судей, квалификационных коллегий и экзаменационных комиссий по приему квалификационного экзамена на должность судьи. На основе этих положений созданы органы судейского сообщества Республики Крым и города федерального значения Севастополя.

Совет судей в пределах своей компетенции принимал и принимает активное участие в разработке и обсуждении целого ряда законопроектов, направленных на совершенствование отправления правосудия.

Например, при активном участии Совета судей Российской Федерации ведется работа по демократизации и гуманизации уголовного судопроизводства. В порядке реализации Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 3 декабря 2015 г. принят ряд федеральных законов, направленных на расширение сферы применения института присяжных заседателей за счет его распространения на районные и гарнизонные военные суды. По инициативе Президента Российской Федерации также состоялось принятие законов о декриминализации ряда преступлений экономической направленности.

На дальнейшую либерализацию уголовного законодательства был направлен также Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 326-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности», предложенный Верховным Судом Российской Федерации.

Огромное значение имеет инициированный Верховным Судом Рос­сийской Федерации Федеральный закон от 2 марта 2016 г. № 45-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации», принятие которого привело к унификации правил судопроизводства в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, а также создало предпосылки для существенного снижения судебной нагрузки: в гражданский процесс был введен упрощенный порядок рассмотрения дел и была расширена сфера применения приказного производства.

Совет судей активно использует полномочие по направлению обращений Президенту Российской Федерации и Правительству Российской Федерации по вопросам своей компетенции. В частности, в период с 2012 по 2016 год Советом судей было направлено 21 обращение, связанное со скорейшим прохождением в Государственной Думе проектов федеральных законов.

В связи с повышенным вниманием общества и государства к вопросам противодействия коррупции Советом судей Российской Федерации 22 мая 2014 г. была учреждена Комиссия по реализации мероприятий противодействия коррупции, урегулированию конфликта интересов во внеслужебных отношениях и при исполнении судьями своих полномочий, утверждено Положение о порядке работы этой комиссии. Аналогичные комиссии были образованы в советах судей субъектов Российской Федерации. Комиссия выполняет большой объем аналитической работы, связанной с реализацией мер противодействия коррупции, изучает и систематизирует законодательство в этой сфере и практику его применения, по поручению Председателя Совета судей Российской Федерации проводит проверки обращений о совершении судьями коррупционных правонарушений.

Важным достижением IX Всероссийского съезда судей стало исключение из Кодекса судейской этики положений о конфликте интересов, которые становились формальным основанием для отказа в назначении на судейские должности значительному числу достойных кандидатов. Наличие конфликта интересов является основанием для отвода и самоотвода судьи, а также предметом проверки вышестоящих судебных инстанций при рассмотрении конкретного дела. Смешение дисциплинарного и процессуально-правового институтов было устранено во многом благодаря аналитической и обобщающей работе, проведенной Советом судей Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 ст. 22 Закона об органах судейского сообщества в Российской Федерации Совет судей может направить обращение в Высшую квалификационную коллегию судей Российской Федерации о досрочном прекращении полномочий судьи в связи с совершением им дисциплинарного проступка. Статьей 36 Регламента Совета судей Российской Федерации (утвержден VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г.) предусмотрено, что Совет судей рассматривает жалобы и сообщения, содержащие сведения о совершении дисциплинарного проступка председателями, заместителями председателей и судьями федеральных судов, председателями, заместителями председателей и членами органов судейского сообщества, избранными в состав этих органов от судейского сообщества, на которых налагаются дисциплинарные взыскания Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации. Жалобы и сообщения на действия остальных судей направляются в соответствующие советы судей субъектов Российской Федерации либо председателю соответствующего суда. Жалобы и сообщения, содержащие сведения о совершении судьей дисциплинарного проступка, передаются в дисциплинарную комиссию Совета судей.

Работа с жалобами граждан и организаций на действия федеральных судей, председателей судов и их заместителей составляет существенную часть деятельности Совета судей Российской Федерации. Ежегодно в адрес Совета судей поступает значительное и все возрастающее число таких жалоб. Так, если в 2013 году в Совет судей поступила 1581 жалоба, то в 2014 году их было уже 2045 (на 29% больше), в 2015 году — 2370 (еще на 16% больше), а в 2016 году — 2907 (на 23% больше). Все поступающие жалобы внимательно изучаются в соответствии с положениями упомянутого выше Регламента Совета судей Российской Федерации. За период с 2012 по 2016 год дисциплинарной комиссией Совета судей Российской Федерации рассмотрены 757 жалоб и сообщений о нарушении судьями норм закона и Кодекса судейской этики. Несмотря на то что большинство жалоб либо не подтвердилось, либо свелось к несогласию с принятыми судебными постановлениями, результаты проведенных проверок способствовали совершенствованию работы судов.

Развитие профессиональной среды судебной власти

Одной из обсуждаемых и актуальных тем является дальнейшее совершенствование профессиональной среды судей и сотрудников аппарата суда, повышение их профессионализма и квалификации. В связи с этим целесообразно подробно рассмотреть этот круг вопросов.

Сегодня нередко приходится слышать разговоры о том, что система требований к кандидатам на должность судьи не отвечает запросам времени, и следовательно, необходимо предусмотреть обязательное наличие у судьи опыта работы вне судебной системы (например, в адвокатуре). Думаю, что с такими предложениями согласиться нельзя, поскольку они не учитывают современные реалии работы судьи.

Любая сфера деятельности предполагает формирование определенной профессиональной среды. Именно в такой среде происходит профессиональный рост молодых специалистов, обеспечивается преемственность и передача опыта. Деятельность по отправлению правосудия не является исключением и также формирует особую профессиональную среду, присущую только судам и позволяющую воспитывать молодые кадры на тех правовых принципах и идеалах, которые лежат в основе процессуальной деятельности суда. Работая в аппарате суда, специалисты знакомятся с процедурой рассмотрения и разрешения различных категорий дел изнутри и получают бесценный опыт, который не может предоставить им ни одна другая организация. Навыки, полученные при работе в аппарате суда, не могут быть наработаны в других структурах. Именно поэтому профессиональный трек «секретарь суда — помощник судьи — судья» вполне объясним с рациональной точки зрения и приносит пользу правосудию.

Сказанное не означает, что при формировании судейского корпуса необходимо отдавать приоритет сотрудникам судебного аппарата и тем более закреплять такой приоритет на законодательном уровне. Всем кандидатам на судейские должности, соответствующим установленным законом требованиям, должно быть гарантировано равное право на участие в конкурсе на замещение судейских должностей. Квалификационные коллегии судей должны в равной мере объективно и беспристрастно рассматривать заявления, поступающие как от сотрудников аппарата суда, так и от адвокатов, сотрудников правовых служб организаций, научных работников и представителей других юридических профессий. Речь идет лишь о том, что путь из аппарата суда в судьи не является порочным, а напротив, объясним и полезен для судебной системы.

Изложенные выше соображения также не означают, что профессиональную судебную среду не нужно совершенствовать. Безусловно, эта среда нуждается в дальнейшем развитии, а профессиональный уровень судей — в повышении. Однако достижение этих целей не должно подразумевать отказ от назначения на судейские должности сотрудников аппарата суда. Следует продумать иные способы совершенствования профессиональной среды.

Одним из таких способов может стать изменение системы профессиональной подготовки судейских кадров. Если обратиться к зарубежному опыту, то обязательным условием назначения на судейскую должность в иностранных правопорядках является прохождение специальной подготовки как практического, так и теоретического характера.

В частности, в Австрии кандидат на должность судьи обязан пройти девятимесячную практику в трех разных судах, руководитель каждого из которых готовит подробный отчет о работе практикантов. По окончании такой практики проходит отбор для участия в программе подготовки судей. Обучение длится три года: около трети учебного времени уделяется теоретической подготовке, а остальное — работе в судах различных инстанций, прокуратуре и адвокатуре. Во Франции все кандидаты в судьи (независимо от длительности и характера их опыта работы) в обязательном порядке проходят обучение в так называемой школе судей, которое длится 31 месяц и состоит из серии стажировок. В Германии кандидаты на должность судьи сдают два государственных экзамена, между которыми проходят двухлетнюю практическую подготовку. Самый длительный срок подготовки кандидатов в судьи установлен в Нидерландах, где кандидат в судьи после сдачи государственного экзамена определяется в один из судов для прохождения практики, продолжающейся 6 лет.

В рамках российской системы назначения судей специальная подготовка на базе Российского государственного университета правосудия осуществляется после, а не до назначения на судейскую должность. В связи с этим можно вынести на обсуждение вопрос о целесообразности проведения подготовки не только после, но и перед назначением на судейскую должность. Это не только позволило бы повысить профессиональный уровень кандидатов уже к моменту их назначения, но и способствовало бы выявлению уровня их правовой подготовки, соответствия личностных качеств и эмоциональной устойчивости специфике судейской работы. В рамках подготовки мог бы проводиться отбор наиболее способных кандидатов.

Подобная подготовка может включать стажировку в судах различных уровней и профессиональное обучение в мировоззренческой, психологической и профессионально-навыковой сферах. Подготовка может осуществляться единой федеральной организацией, имеющей филиальную сеть в регионах России. На данный момент организацией, которая могла бы выполнить такие функции, является Российский государственный университет правосудия. Основанием для прохождения стажировки может стать рекомендация квалификационной коллегии судей, осуществившей предварительную проверку кандидата на предмет его соответствия установленным законом требованиям к кандидатам на судейские должности.

Профессиональная подготовка кандидатов на судейские должности могла бы вестись на платной основе, при этом обучающимся необходимо предоставить возможность оплаты обучения за счет кредитных денежных средств. По окончании обучения соискатели должны проходить итоговую аттестацию в форме квалификационного экзамена на должность судьи, принимаемого соответствующей экзаменационной комиссией, состоящей из судей. Кандидатам в судьи, показавшим лучшие результаты на таком экзамене (например, 25% экзаменуемых с самыми высокими баллами), может быть предложено занять вакантные судейские должности в различных субъектах Российской Федерации с погашением за счет государства кредитов, взятых ими для оплаты обучения. При этом выбор региона и конкретного суда должен зависеть не от места жительства кандидата, а от потребностей судебной системы.

Также следует рассмотреть возможные пути формирования единой профессиональной среды сотрудников аппарата суда. К сожалению, пока что говорить о наличии в нашей стране состоявшегося профессионального сообщества работников судебного аппарата не приходится: работа в аппарате суда рассматривается молодыми квалифицированными юристами преимущественно как временный, или промежуточный, этап профессиональной карьеры на пути к должности судьи. Стремление молодых специалистов становиться судьями конечно же похвально и в определенном смысле положительно характеризует российскую судебную систему: на некоторых исторических этапах развития правосудия (в частности, в начале 1990-х гг.) в связи с огромной судебной нагрузкой и при этом весьма скромной оплатой труда и практически отсутствующими социальными гарантиями желающих работать судьями, за исключением отдельных самоотверженных энтузиастов, практически не было.

Теперь необходимо создать условия, при которых и в аппарат суда придут работать юристы, рассматривающие эту работу как постоянную. Сегодня показатель сменяемости сотрудников аппаратов некоторых судов превышает 400% в год. Назрела необходимость формирования такой профессиональной среды, в рамках которой вся профессиональная карьера юриста сможет строиться в аппарате суда, а работа в суде будет конкурентоспособной и привлекательной для молодых специалистов. Такие меры будут в полной мере соответствовать опыту других государств, в которых давно сформирован профессиональный класс «судебных клерков».

Важнейшими мерами для формирования профессиональной среды сотрудников аппарата суда являются повышение уровня их заработной платы, который во всяком случае не должен быть ниже среднего размера заработной платы юриста (а по возможности — выше), а также наделение помощников судей и секретарей судебного заседания процессуально-правовым статусом.

Огромное влияние на рассматриваемый процесс должно оказать принятие Федерального закона «О государственной судебной службе в Российской Федерации», проект которого был внесен Верховным Судом Российской Федерации в Государственную Думу 14 февраля 2017 года. Этот законопроект предусматривает введение в российское законодательство регулирования государственной судебной службы как самостоятельного вида государственной службы, закрепление правового статуса государственных судебных служащих и предоставление им социальных гарантий.

Принятие названного закона также позволит решить проблему, связанную с нормативным закреп­лением процессуального статуса помощников судей и секретарей судебного заседания. Секретарь судебного заседания является полноценным участником процессуально-правовых отношений, ему может быть заявлен отвод. Помощник судьи также фактически выполняет процессуальные функции, оказывая судье помощь в подготовке проектов судебных постановлений и реализации иных полномочий. По этой причине особый характер выполняемой секретарями суда и помощниками судей работы предполагает необходимость установления их особых полномочий, обязанностей и ответственности.

В последнее время некоторыми экспертами выдвигались предложения об исключении опыта работы секретарем судебного заседания из общего юридического стажа. Такие предложения не могут быть поддержаны, поскольку, как указывалось выше, секретарь является полноценным участником процессуально-правовых отношений, и значение этой работы нельзя игнорировать или умалять. Кроме того, молодые юристы, работающие секретарями, получают бесценный опыт непосредственного участия в работе суда с конкретными делами. Другое дело, что этот опыт в большей мере носит технический характер, в связи с чем не вполне обоснованным выглядит требование об обязательном наличии у секретаря судебного заседания оконченного высшего юридического образования (диплома магистра юриспруденции).

Представляется целесообразным допустить к работе секретарями судебного заседания лиц, успешно окончивших бакалавриат по специальности «юриспруденция». Это позволит не только привести формальные квалификационные требования в соответствие с реалиями работы секретаря, но и решить проблему укомплектования судов секретарями судебных заседаний.

Одной из ключевых задач органов судейского сообщества является защита независимости судей. Законодательством установлен целый ряд гарантий такой независимости, одной из которых является существующая система назначения на должности судей и председателей судов.

В этой сфере одним из обсуждаемых вопросов является порядок назначения на должности председателей судов. Выдвигаются предложения о введении избираемости председателей судов коллективами судей тех судов, которые они намерены возглавить. Представляется, что такие изменения не только не поспособствуют укреплению независимости судей, но и нанесут ей существенный урон.

При назначении на должность председателя суда необходим взгляд со стороны, возможность дать оценку объективным показателям, а не руководствоваться субъективными симпатиями или антипатиями, а также историей личных взаимоотношений с кандидатом. Система избрания председателей судов приведет к доминированию именно субъективного фактора. Единственными коллективами, которые самостоятельно избирают себе руководителя, являются органы законодательной власти, однако проводить параллель между ними и судебными органами в рассматриваемом аспекте нецелесообразно: законодательные органы полностью обновляют свой состав с предусмотренной законом периодичностью, в то время как принцип несменяемости судей такого обновления не предполагает.

Председатель суда должен считать своей основной целью обеспечение законности и эффективности в деятельности возглавляемого им суда, а не привлечение на свою сторону судей для последующего переизбрания. Любая избирательная система порождает возникновение неформальных отношений и обязательств между избирателями и избираемым, появление рычагов политического воздействия. Если в законодательной и исполнительной власти это уместно и даже полезно, то привнесение таких элементов в сферу правосудия недопустимо и вредно: судья, в том числе назначенный председателем суда, должен подчиняться только закону, а не стремлению переизбраться на должность.

Важное значение для обеспечения принципа независимости судей имеют также вопросы дисциплинарной ответственности судей. В части 2 ст. 16 Закона о статусе судей закреплена важная гарантия независимости, согласно которой судья не может быть привлечен к ответственности за принятое им решение. Одновременно в части 5 ст. 121 этого же Закона предусмотрено, что дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи может налагаться на судью в исключительных случаях за существенное, виновное, несовместимое с высоким званием судьи нарушение положений названного Закона и (или) Кодекса судейской этики, в том числе за нарушение указанных положений при осуществлении правосудия, если такое нарушение повлекло искажение принципов судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса, свидетельствует о невозможности продолжения осуществления судьей своих полномочий и установлено вступившим в законную силу судебным актом вышестоящей судебной инстанции или судебным актом, принятым по заявлению об ускорении рассмотрения дела либо о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Таким образом, системное толкование положений Закона о статусе судей позволяет прийти к выводу о том, что, с одной стороны, судебная ошибка сама по себе не может служить основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности, но с другой стороны, такая ошибка может стать основанием для прекращения полномочий судьи в случае, если она соответствует предусмотренным Законом признакам.

Назрела необходимость внести ясность в вопрос о разграничении судебной ошибки и дисциплинарного проступка судьи. Этот вопрос не может быть решен одномоментно и требует тщательного обсуждения. Очевидно, что нужно совершенствовать работу квалификационных коллегий судей по предварительной проверке поступающих жалоб и представлений в отношении судей. Квалификационная коллегия должна не только констатировать факт допущенных судьей нарушений, но и установить причины и условия, способствовавшие появлению судебных ошибок, рассмотреть вопрос о наличии умысла судьи на неправильное применение закона, оценить грубость допущенных судьей нарушений и тяжесть последствий, к которым эти нарушения привели.

Кроме того, следует повысить роль частных определений, принимаемых вышестоящими судебными инстанциями в отношении судьи в случае отмены принятого им решения. Такие определения должны приниматься только в исключительных случаях и служить сигналом для квалификационных коллегий, быть своеобразным маркером грубости допущенных судьей нарушений. Частные определения также в обязательном порядке должны учитываться квалификационными коллегиями при решении вопроса о рекомендации судьи к назначению на новую должность.

Крайне актуальным остается вопрос об обеспечении судей жилыми помещениями. Ситуация, при которой судья после назначения на должность вынужден заниматься решением жилищного вопроса, не только не соответствует высокому статусу и авторитету судебной власти, но и наносит ущерб качеству правосудия и независимости суда: втягивая судью в процесс переговоров и согласования вопроса о предоставлении жилья, представители местных органов власти и иные субъекты не только отнимают у него время и силы, которые он мог бы уделять работе по отправлению правосудия, но и предоставляют недобросовестным лицам шанс воспользоваться возникшей ситуацией в целях давления на суд.

Проблема обеспечения судей жильем имеет долгую историю, которая берет свое начало в 1992 году. В период с 1992 по 1995 год внеочередное предоставление судьям жилья было возложено на органы местного самоуправления. По истечении 10 лет работы судья мог бесплатно получить в собственность предоставленное ему жилое помещение.

В 1995 году в Закон о статусе судей были внесены изменения, установившие возможность получения органами местного самоуправления компенсации из федерального бюджета за предоставление судьям жилья. Органы местного самоуправления полностью освобождались от обязанности погашения за счет средств местного бюджета беспроцентной ссуды на приобретение или строительство жилья для судей. Кроме того, законодатель впервые предусмотрел возможность приобретения судом, в котором работает судья, жилого помещения для него за счет целевых федеральных бюджетных средств.

Несмотря на законотворческие усилия государства, принятые меры фактически оказались безрезультатными. В связи с этим в 2004 году была предпринята новая попытка решить жилищные проблемы судей: в тот же Закон о статусе судей были внесены поправки, делегировавшие Правительству Российской Федерации полномочие по утверждению порядка обеспечения судей жильем с учетом права судьи на дополнительную жилую площадь в размере 20 кв.м или в виде отдельной комнаты.

Во исполнение новых положений Закона Правительство Российской Федерации приняло Постановление от 6 декабря 2005 г. № 737 «О порядке обеспечения судей, прокуроров и следователей прокуратуры, нуждающихся в улучшении жилищных условий, отдельными жилыми помещениями в 2005–2006 годах».

Однако Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 31 января 2008 г. № 2-П правовая норма о делегировании полномочий по определению порядка обеспечения судей жилыми помещениями Правительству Российской Федерации была признана противоречащей Конституции, как нарушающая конституционные принципы верховенства закона и разделения властей. Данным Постановлением было предписано на уровне федерального закона установить порядок, основания и условия наделения судей жильем.

Еще до принятия этого Постановления Правительство Российской Федерации в марте 2007 года внесло в Государственную Думу законопроект № 411356-4 «О внесении изменений в статью 19 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», призванный урегулировать предоставление судьям жилья. Этот проект был принят в первом чтении 14 марта 2008 г., однако дальнейшего его движения до сих пор не произошло.

Названный законопроект вызывает ряд замечаний: многие его положения требуют юридико-технической доработки и уточнения, он не проясняет вопрос о правовом режиме договора, на основании которого судьям должно предоставляться жилье, и т.д. Однако все эти замечания могут обсуждаться в рамках работы над проектом во втором чтении: пока же судьба этого законопроекта, находящегося в Государственной Думе уже более десяти лет, неясна.

Необходимо скорейшим образом активизировать обсуждение вопроса обеспечения судей жилыми помещениями в Государственной Думе. Вот уже четверть века жилищная проблема остается нерешенной, и сохранение такой ситуации недопустимо.

Отправление правосудия: успехи, проблемы, перспективы

Одной из сильнейших сторон российской судебной системы, которая может послужить примером для наших коллег из других государств, является система финансирования судов.

Если говорить о США, то в этом государстве роль независимой судебной системы в жизни государства не находит какого-либо отражения в бюджете, а бюджетный процесс не предусматривает специальных механизмов согласования с судейским сообществом показателей на очередной финансовый год (или хотя бы правового механизма учета мнения судей). Законодательство США не устанавливает механизмов согласования проекта бюджета с представителями судебной системы или судейского сообщества.

Система финансирования судов в странах Континентальной Европы имеет некоторые существенные отличия от американской системы финансирования судов. Во-первых, в Европе при формировании бюджета большое внимание уделяется позиции судейского сообщества, формулируемой национальным органом судейского сообщества. Во-вторых, в большинстве европейских стран на законодательном уровне закреплен минимальный уровень заработной платы судей.

В Российской Федерации принят законодательный акт, не имеющий аналогов в Европе и США, — Федеральный закон от 10 февраля 1999 г. № 30-ФЗ «О финансировании судов Российской Федерации» (далее — Закон о финансировании судов). Ни в одном из западных правопорядков нет специального закона, посвященного финансированию судебной системы. Отечественный Закон содержит целый ряд правовых гарантий финансовой независимости судов, которые также не имеют аналогов в западных странах.

Например, в ст. 2 Закона предусмотрено обязательное получение согласия органов судейского сообщества на уменьшение размера бюджетных средств, выделенных на финансирование судов. Такая гарантия является новаторской не только для США, где судебная система в рамках бюджетного процесса поставлена исключительно в положение «просителя», но и для стран Европы, устанавливающих как максимум необходимость «учета мнения» судейского сообщества, но никак не получения согласия судей по каким-либо финансовым вопросам.

Кроме того, в ст. 3 Закона о финансировании судов предусмотрен особый порядок действий на случай, если федеральный бюджет на текущий год не утвержден. Это положение позволяет с уверенностью утверждать, что российские суды не прекратят свою работу в случае, если по каким-либо причинам политическим силам не удастся свое­временно согласовать проект федерального бюджета.

Вместе с тем органами российского судейского сообщества намечены возможные пути дальнейшего совершенствования системы финансирования судов. В частности, неоднократно обращалось внимание на необходимость законодательного закрепления нормативов финансирования судов, введение которых предусмотрено частью 2 ст. 33 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе в Российской Федерации» (далее — Закон о судебной системе).

Важнейшим вопросом, связанным с обеспечением эффективности и качества правосудия, является уровень судебной нагрузки. И в этом вопросе необходимо найти золотую середину, научно обоснованный стандарт.

Слишком высокая судебная нагрузка влечет массу негативных последствий для отправления правосудия. Снижается качество рассмотрения дел судами, поскольку судьи лишаются физической возможности уделить достаточно времени и внимания изучению дела и формированию правовой позиции по нему. Затягиваются сроки рассмотрения дел, ухудшаются условия доступа граждан и организаций к правосудию. Кроме того, возникает крайне негативный феномен социальной изоляции судьи — прекращение не связанных непосредственно с отправлением правосудия социальных связей судьи, в результате чего в судейской среде ухудшается психологический климат.

Проблема научно обоснованной нагрузки на судей обсуждается не первый год. Так, еще в 2004 году в ходе VI Всероссийского съезда судей было отмечено, что решение проблемы высокой нагрузки на судей невозможно без утверждения научно обоснованных нормативов нагрузки и формирования штатов судей на их основании. Съезд принял решение просить Президента Российской Федерации поручить Правительству разработку соответствующих нормативов, однако такая работа была проведена только четыре года спустя Научно-исследовательским институтом труда и социального страхования. Результаты работы были представлены в 2008 году на VII Всероссийском съезде судей.

В 2010 году Совет судей выступил за урегулирование научно обоснованной нагрузки на судей на законодательном уровне и постановил разработать проект федерального закона о нормах нагрузки на судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Сроком исполнения был обозначен III квартал 2010 года; была создана рабочая группа по разработке законопроекта «О нормах нагрузки судей арбитражных судов, судов общей юрисдикции и работников аппаратов судов». Однако законопроект так и не был внесен в парламент, во многом в связи с негативной позицией Министерства финансов Российской Федерации.

По состоянию на 2015 год в Российской Федерации на одного мирового судью в месяц приходилось более 10 дел в рабочий день без учета рассматриваемых судьями материалов, а также дел, рассматриваемых вместо находящихся в отпусках или временно не работающих в связи с болезнью судей. Аналогичным образом на одного судью районного (городского) суда приходилось 1,7 дела в рабочий день, на судей верховных судов республик и приравненных к ним федеральных судов второго звена — примерно одно дело, на одного судью арбитражного суда — порядка двух дел.

Если подойти к вопросу о судебной нагрузке строго формально, то может сложиться впечатление, что ситуация с загруженностью российских судов в глобальном контексте является не только нормальной, но и благоприятной. Так, исходя из изложенных выше цифр, российские судьи рассматривают в среднем по 820 дел в год. В то же время во многих европейских юрисдикциях судьи рассматривают в среднем более 1 000 дел в год: например, в Италии этот показатель составляет 1 014 дел в год, в Польше — 1 164 дела, а в Ирландии и вовсе 4 931. При этом в некоторых юрисдикциях судебная нагрузка ниже: в Нидерландах она составляет 689 дел в год, во Франции — 676, в Швеции — 365, а в Норвегии — всего 152 дела в год. Таким образом, с формальной точки зрения российские показатели судебной нагрузки близки к среднеевропейским.

Однако представляется, что формальный подход в данном случае применять не следует, поскольку реальная картина гораздо сложнее и требует учета большого количества самых разных факторов, а не одних только цифр. В частности, невозможно анализировать показатели судебной нагрузки без учета количества времени, затрачиваемого судьей на каждое дело. Этот показатель, в свою очередь, зависит от национальных правовых особенностей процедуры подготовки дела к судебному разбирательству, проведения предварительных судебных слушаний, необходимости проведения очного судебного разбирательства, процедуры оценки доказательств, необходимости изготовления мотивированного решения суда и сроков его изготовления и т.д. Помимо этого, при оценке судебной нагрузки необходимо учитывать количество поступающих в суды дел, особенности национального судоустройства и подсудности, порядка обжалования и условий допустимости апелляционных, кассационных и надзорных жалоб и др.

Таким образом, при разработке научно обоснованных нормативов нагрузки на судей необходимо ориентироваться исключительно на особенности российского судопроизводства, судоустройства и процессуального законодательства. Простое сопоставление цифр в этом вопросе ничего не проясняет и только запутывает ситуацию. Должно быть проведено серьезное всеобъемлющее исследование, в основе которого будет лежать глубокая оценка рассмотрения дел именно российскими судами.

После разработки научно обоснованных нормативов нагрузки на судей следует поставить вопрос о придании этому нормативу юридического значения. Норматив нагрузки на судей должен стать одним из главных факторов при установлении численности судейского корпуса и его распределения по регионам. Кроме того, норматив нагрузки на судей позволит определить необходимые масштабы уменьшения нагрузки на судей.

Каковы возможные пути снижения судебной нагрузки?

Ежегодно суды рассматривают и разрешают порядка 950 тыс. уголовных дел, из них в особом порядке — 625 тысяч. При этом около 220 тыс. (22,9%) дел прекращаются. На досудебной стадии прекращаются лишь 1,5% от общего числа возбуждаемых уголовных дел. Таким образом, следует законодательно стимулировать прекращение уголовных дел на досудебной стадии. Кроме того, целесообразно внести коррективы в порядок ведения статистики правоохранительными органами и систему поощрения сотрудников этих органов, с тем чтобы при наличии законных оснований сотруднику правоохранительных органов было комфортнее самостоятельно прекратить уголовное преследование без передачи дела в суд, а не наоборот.

Также российские суды ежегодно рассматривают порядка 6,6 млн дел об административных правонарушениях, при этом в подавляющем большинстве случаев назначается административное наказание в виде штрафа. Примерно 2 млн дел из названной категории касаются взыскания в судебном порядке штрафа, который был назначен лицу в административном порядке и не был им выплачен добровольно. Для снижения количества рассматриваемых судами административных дел следует рассмотреть вопросы о совершенствовании системы информирования граждан о назначенных им штрафах, стимулировании граждан к добровольной выплате штрафов, а также о возможности внесудебного взыскания штрафа при условии, что нарушитель был надлежащим образом уведомлен о назначении ему штрафа и такое назначение в судебном порядке не оспорил.

Основную нагрузку на суды составляют гражданские дела. Ежегодно суды рассматривают порядка 15,8 млн гражданских дел и 2 млн материалов по гражданским делам. Окончательное решение выносится по 14,5 млн дел, из них в 13,9 млн дел (96%) выносятся решения об удовлетворении требований истцов. Казалось бы, в обычной ситуации количество удовлетворенных исков должно быть, напротив, меньше количества исков, в удовлетворении которых отказано, поскольку истец априори находится в более сложном процессуальном положении, чем ответчик: на нем лежит бремя доказывания обоснованности предъявленных требований, т.е., по сути, обязанность занимать активную процессуальную позицию.

Причина такой необычной ситуации состоит в том, что в подавляющем большинстве случаев иски предъявляются тогда, когда спор о праве между сторонами фактически отсутствует, но есть недобросовестное лицо, которое не желает исполнять свои обязанности, и истец, который пытается принудить нарушителя к исполнению. При этом нарушитель не предпринимает каких-либо действий, чтобы процессуально противостоять истцу, и не оспаривает наличие неисполненных обязанностей. Речь в подобных случаях идет не о правовом споре, а о том, что истцу нужен лишь формальный документ для принуждения ответчика к исполнению его обязанностей.

В этом отношении ярким примером являются иски налоговых органов к гражданам. Ежегодно рассматривается примерно 3,56 млн таких исков, из которых удовлетворяется 98,5% при средней цене иска, составляющей 12,3 тыс. рублей. Аналогичным образом дело обстоит с исками Пенсионного фонда Российской Федерации: таких исков рассматривается примерно 550 тыс. в год, и 99,3% из них удовлетворяются при средней цене иска в 11,3 тыс. рублей. Наконец, ежегодно суды рассматривают примерно 2,9 млн исков о взыскании платы за жилую площадь и коммунальные платежи и удовлетворяют 98,6% из них при средней цене иска в 20,9 тыс. рублей.

Оценивая приведенные цифры, следует принимать во внимание еще одно немаловажное обстоятельство. Каждый час работы судьи оплачивается государством из бюджетных средств. Кроме того, государством оплачивается работа сотрудников аппаратов судов, организационно обеспечивающих рассмотрение дел, а также сотрудников государственных органов и организаций, предъявляющих в суд соответствующие иски и участвующих в судебных процедурах в качестве представителей. По некоторым экспертным оценкам, один час работы судьи в среднем стоит государству 3 240 рублей, а один «судодень» — не менее 25 тыс. рублей. Прибавив к этой сумме статьи государственных расходов, связанных с рассмотрением судами соответствующих категорий дел, мы увидим, что рассмотрение дела судом в большинстве случаев оказывается для истца более дорогостоящим, чем цена иска.

Возникает закономерный вопрос: зачем проводить в общем порядке судебное разбирательство в случаях, когда между сторонами отсутствует спор, да еще и в ущерб истцу? Похоже, что в этом нет смысла. Поэтому необходимо проработать вопрос о введении внесудебного порядка рассмотрения названных выше категорий исков (если не всех, то хотя бы не превышающих определенную «пороговую» цену). При этом права и законные интересы граждан и организаций-ответчиков никоим образом нарушены не будут, поскольку в случае несогласия с внесудебным взысканием задолженности им должно быть гарантировано право оспаривания такого взыскания в судебном порядке с приостановлением взыскания с момента подачи соответствующего иска в суд.

Еще одним важным механизмом снижения нагрузки на суды является постепенное повышение государственной пошлины, взимаемой за обращение в суд. Такая мера позволит уменьшить количество так называемых безнадежных и сомнительных исков, предъявляемых в суды недобросовестными участниками гражданского оборота, а также будет способствовать досудебному урегулированию споров и надлежащей оценке всех возможных рисков вступления в те или иные гражданско-правовые отношения (например, при предоставлении кредита). Повышение государственной пошлины должно осуществляться при безусловном сохранении (и даже, возможно, расширении) установленного в законодательстве перечня граждан и организаций, освобожденных от уплаты государственной пошлины, а также категорий споров, уплата государственной пошлины по которым не требуется: это послужит гарантией права на равный доступ к правосудию.

В качестве дополнительных механизмов снижения нагрузки на судей могут выступать мероприятия, направленные на расширение сферы применения упрощенного и приказного производства, досудебных способов урегулирования споров (претензионный порядок, процедура медиации), третейского разбирательства и отраслевого арбитража (например, отраслевой арбитраж в объединении страховщиков по спорам, возникающим между членами такого объединения). Значимую роль может сыграть и декриминализация преступлений небольшой тяжести, в поддержку которой последовательно выступает Верховный Суд Российской Федерации.

С 1 января 2017 года вступил в силу Федеральный закон от 23 июня 2016 г. № 220-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти», предусматривающий возможность предъявления в суд в электронной форме исковых заявлений, ходатайств, письменных доказательств и иных документов, а также изготовления судебных постановлений в форме электронных документов.

Российская судебная система идет в ногу со временем и поддерживает основные тенденции в развитии передовых правопорядков, связанные с внедрением электронного правосудия. В то же время необходимо понимать, что использование новых информационных технологий и программного обеспечения неизбежно требует принятия дополнительных мер по финансовому и организационно-кадровому обеспечению судов. Российская судебная система, на протяжении многих лет (а точнее, веков) работавшая исключительно с бумажными носителями, переходит в цифровой век и начинает активно работать с электронными документами. В связи с этим на начальном этапе следует вложить серьезные силы и средства в «перенастройку» судебного делопроизводства, и по истечении совсем небольшого временного периода как судьи, так и стороны осознают уникальные возможности по снижению связанных с судопроизводством издержек при помощи электронного правосудия.

Развитие Совета судей как органа судейского сообщества

Организационно-правовая форма Совета судей Российской Федерации позволяет эффективно решать установленные законом задачи. Вместе с тем для повышения эффективности деятельности органов судейского сообщества, и в первую очередь советов судей, целесообразно рассмотреть вопрос о дальнейшем совершенствовании законодательства.

В частности, следует изменить нормы представительства судей в органах судейского сообщества федерального и регионального уровней. Было бы разумно заменить принцип паритетного представительства судей судов общей и арбитражной юрисдикций в органах судейского сообщества, не соответствующий принципу единства статуса судей, на демократический принцип пропорционального представительства от разных ветвей судебной власти. Действующий принцип паритетного представительства искусственно разделяет судейское сообщество на две части (сообщество судей судов общей юрисдикции и сообщество судей арбитражных судов) и не способствует конструктивной работе. Изначально такой подход был взят за основу во многом в связи с наличием двух высших судебных инстанций — Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. С принятием Закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. № 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» ситуация изменилась, и назрела необходимость введения нормы представительства в органах судейского сообщества пропорционально численности судей.

Проект федерального закона по этому вопросу был подготовлен комиссией Совета судей Российской Федерации по вопросам судебной практики и совершенствования законодательства, обсуждался Президиумом Совета судей Российской Федерации (постановление от 1 июня 2015 г. № 452) и Советом судей Российской Федерации (постановление от 4 июня 2015 г. № 357), единогласно одобрен и направлен в Верховный Суд Российской Федерации с просьбой внести законопроект на рассмотрение Государственной Думы в порядке законодательной инициативы. Аналогичная просьба была высказана IX Всероссийским съездом судей (постановление от 8 декабря 2016 г. № 1).

Не менее важной является задача по развитию взаимодействия Совета судей Российской Федерации с законодательной ветвью государственной власти. Возможное ее решение видится в расширении компетенции Совета судей в законотворческой сфере путем наделения его правом давать письменные заключения на законопроекты о федеральном бюджете (в части финансирования судебной системы), об органах судейского сообщества, о статусе судей, о судебной системе и судопроизводстве в Российской Федерации. В последние годы изменение законодательства в этих сферах происходит достаточно активно, однако участие органов судейского сообщества в этом нормотворческом процессе не регламентировано. В результате профессиональный и общегражданский потенциал членов судейского сообщества, имеющих большой опыт правоприменения и его анализа, в некоторых случаях остается нереализованным, что сказывается на качестве законов, регулирующих судебную деятельность и статус судей.

Направленные на решение обозначенной задачи проекты федерального конституционного закона «О внесении изменений в статью 29 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» и федерального закона «О внесении изменений в статью 10 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» подготовлены Советом судей Российской Федерации. О необходимости их принятия высказался VIII Всероссийский съезд судей, в постановлении которого отмечалось: «Нерешенной остается задача, поставленная на VII Всероссийском съезде судей, об установлении порядка, при котором проекты законов о внесении изменений в законодательные акты по вопросам ведения высших судов страны могли бы быть внесены в Государственную Думу... только при наличии официальных отзывов соответственно Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации... и заключения Совета судей Российской Федерации.

В настоящее время Советом судей Российской Федерации подготовлены и направлены в Верховный Суд Российской Федерации проекты законов, в соответствии с которыми Совет судей дает письменные заключения на законопроекты о федеральном бюджете (в части финансирования судебной системы), об органах судейского сообщества, о статусе судей, о судебной системе и судопроизводстве в Российской Федерации. <...> ...решение этой задачи особенно актуально в условиях поспешного и не всегда оправданного изменения законодательства, нарушения межотраслевой и внутренней согласованности правовых норм, что приводит к дестабилизации судебной деятельности и правоприменительной практики, не способствует правовому образованию населения».

Закон об органах судейского сообщества нуждается в изменении в части более полного закрепления в нем компетенции Президиума Совета судей Российской Федерации, которое позволило бы существенно повысить авторитет и исполнимость постановлений этого органа.

Также представляется возможным закрепить на законодательном уровне круг лиц, для которых решения (постановления) органов судейского сообщества носят обязательный характер. В настоящее время Совет судей Российской Федерации и его Президиум принимают по целому ряду вопросов, непосредственно связанных с реализацией судьями их прав, акты, неисполнение которых может влечь дисциплинарную ответственность: например, дают заключения о праве принимать награды, подарки, заниматься определенными видами деятельности, участвовать в выборах и т.д. При таких обстоятельствах обязательность постановлений органов судейского сообщества должна быть закреплена на законодательном уровне.

Могут быть рассмотрены некоторые меры, направленные на повышение эффективности взаимодействия Совета судей Российской Федерации с советами судей субъектов Российской Федерации.

Так, за последние четыре года Советом судей Российской Федерации предпринимались многочисленные шаги по активизации работы с региональными советами судей. Наряду с традиционными семинарами председателей советов судей субъектов Российской Федерации, Комиссией по связям с советами судей субъектов Российской Федерации обобщалась их работа, положительный опыт обсуждался на семинарах и рекомендовался к использованию. Были разработаны, одобрены Президиумом и направлены в регионы Методические рекомендации по организации работы советов судей субъектов Российской Федерации.

На текущем этапе при подготовке пленарных заседаний Совета судей Российской Федерации можно было бы истребовать предложения региональных советов судей по вопросам повестки дня, разнообразить формы проведения семинаров путем организации круглых столов по направлениям деятельности органов судейского сообщества. Не исключается возможность проведения заседаний Совета судей Российской Федерации и его Президиума с участием советов судей субъектов Российской Федерации путем видеоконференцсвязи.

В целях повышения эффективности работы Президиума Совета судей Российской Федерации и активности участия в его работе представителей советов судей субъектов Российской Федерации, изучения и анализа практики работы региональных органов судейского сообщества, возможно, следовало бы возродить практику проведения выездных заседаний Президиума Совета судей Российской Федерации в федеральных округах.

В условиях информационной открытости судов особую актуальность приобретает вопрос о взаимодействии судейского сообщества со средствами массовой информации.

16 ноября 2001 года Совет судей Российской Федерации утвердил Концепцию информационной политики судебной системы, которая явилась выражением официальных взглядов судейского сообщества России на цели, задачи, принципы и основные направления работы в информационной сфере.

Следующим этапом развития информационной политики судов стало принятие Федерального закона от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», проект которого был внесен в Государственную Думу Верховным Судом Российской Федерации.

Для улучшения качества судебной журналистики и совершенствования форм взаимодействия недостаточно действий только органов судейского сообщества: движение в этом направлении должно быть обоюдным. Традиционными стали конкурсы на лучшие публикации, передачи, репортажи на судебные темы, совместное проведение региональных и межрегиональных научно-практических конференций по вопросам об уровне, возможностях и перспективах взаимодействия в информационном пространстве. Представители судейского сообщества принимают участие в фестивалях журналистов «Вся Россия», в рамках которых проходят острые, но полезные дискуссии о совершенствовании судебной журналистики и судебной деятельности. Представляется, что советам судей субъектов Российской Федерации следует поддерживать и развивать дискуссионные площадки для повышения качества освещения судебной деятельности. Необходимо использовать различные аудитории и площадки для пропаганды правовых знаний. Региональные советы судей могут активно работать в этом направлении с привлечением к работе судей, пребывающих в почетной отставке.

Совет судей Российской Федерации стал полноценным представителем российского судейского сообщества и в этом качестве внес огромный вклад в усиление судейской корпорации, обеспечение самостоятельности и независимости судебной власти, повышение авторитета суда в обществе. Эти цели не были бы достигнуты без организаторских усилий и самоотверженного труда людей, в разное время возглавлявших Совет судей: Гарольда Николаевича Карцева, Михаила Михайловича Боброва, Юрия Ивановича Сидоренко, Дмитрия Анатольевича Краснова. Огромная работа за эти 25 лет была проведена членами Президиума Совета судей Российской Федерации и всеми судьями, входившими в разные годы в состав Совета.

Успешная и эффективная работа Совета судей, решение поставленных перед ним задач были бы невозможны без неизменной и последовательной поддержки со стороны высшей судебной инстанции и лично Председателя Верховного Суда Российской Федерации Вячеслава Михайловича Лебедева.

Судебная власть была и остается одной из важнейших основ в фундаменте государства, определяющих его силу и стабильность. В свою очередь гарантией силы и стабильности судебной власти является мощная судейская корпорация, представленная органами судейского сообщества. Сегодня можно с уверенностью сказать: такая корпорация в России сформировалась и состоялась, а Совет судей Российской Федерации в течение уже 25 лет вкладывает и всегда будет вкладывать все свои силы в укрепление и развитие как российского судейского сообщества, так и судебной системы в целом.

Партнеры:

  • Правовая Россия
  • Информационно-правовое обеспечение «ГАРАНТ»
  • Компания «Консультант Плюс»
  • ИТАР-ТАСС
  • Российское агентство правовой и судебной информации