Основная задача Верховного Суда
Российской Федерации —
сформировать правильную
и единообразную практику
применения законодательства

Поводом для беседы с Александром Анатольевичем Кликушиным, председателем судебного состава по семейным делам и делам о защите прав детей Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, стало широко обсуждаемое Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей». Документ, принятый 16 мая 2017 г., содержит новые разъяснения, ожидаемые практикой и очень своевременные, особенно с учетом того, что в такие консервативные отношения, как семейные, вторглись новейшие технологии, способные сильно изменить веками устоявшийся порядок. Так ли это и как в целом складывается судебная практика по семейным спорам, нам рассказал наш собеседник.

Уважаемый Александр Анатольевич, какова динамика рассмотрения судами России семейно-правовых споров за последние три года?

Если говорить о периоде с 2013 по 2016 год, то каких-либо существенных изменений в виде резкого роста или падения количества дел, возникающих из семейно-брачных отношений, не произошло. Например, в 2016 году было рассмотрено 12,7 млн гражданских дел, из них 1,058 млн составили дела, возникающие из семейных правоотношений. Приблизительно такие же цифры были и в 2015-м (15,9 млн и 1,088 млн дел соответственно), и в 2014 году (13,8 млн и 1,11 млн дел). Как видите, общее количество гражданских дел, рассмотренных судами, меняется, но число семейных споров при этом остается на одном уровне.

Но все это — общие цифры, которые, в свою очередь, складываются из показателей, отражающих количество дел по отдельным категориям. Так, среди семейных дел наибольшее количество составляют дела о расторжении брака — в 2013 году их было рассмотрено 570 212, а в 2016-м — 483 908. На втором месте находятся дела о взыскании алиментов на содержание детей: в 2013 году их число составило 323 601 дел, а в 2016 году — 328 320 дел.

Статистика, как и любая прикладная наука, постоянно совершенствуется, и мы стремимся к тому, чтобы этот полезный для анализа судебной практики инструмент мог отражать более четкие и конкретные показатели. В 2016 году круг вопросов, охватываемых государственной статистикой, был расширен перечнем категорий семейных дел, которые рассматриваются судами Российской Федерации, их количество увеличено с 7 до 27 категорий. Конечно, первичные семь категорий так и остались основными и включают, например, дела о расторжении брака супругов, взыскании алиментов, об установлении отцовства, лишении или ограничении родительских прав, об отмене усыновления и другие споры, связанные с воспитанием детей. А вот дела по разделу имущества с 2016 года выделены в отдельную категорию, и их в ушедшем году было рассмотрено 34 991. Также в отдельную категорию попали дела об ограничении (восстановлении) родительских прав (4 045 и 1 829 дел соответственно); споры, связанные с реализацией материнского капитала и с предоставлением детям-сиротам жилых помещений, споры об изменении, расторжении и признании недействительным брачного договора и др. Все категории показывают динамику рассмотрения дел судами и являются важными для оценки ситуации и формирования судебной практики.

Как Вы оцениваете эту динамику?

Если говорить вкратце, можно сделать такое наблюдение: несмотря на то что количество гражданских дел по многим категориям в определенной степени зависит от социально-экономических составляющих в стране (так, растет количество дел по кредитным обязательствам, ОСАГО), показатели по так называемым семейным спорам — о расторжении брака, определении места жительства детей, порядке общения с ними, взыскании алиментов, лишении родительских прав — остаются примерно одинаковыми. Люди женятся, у них появляются дети, иногда родители разводятся, опять женятся, вновь рождаются дети — все циклично. И это мало зависит от экономических кризисов или иных социально-экономических обстоятельств.

Какие постановления Пленума, регулирующие блок семейно-правовых отношений, планирует принять Верховный Суд Российской Федерации?

16 мая 2017 года было принято Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей».

Помимо этого важного документа, содержащего новые правовые позиции, в 2017 году планируется принять постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с ограничением или лишением родительских прав, а также отобранием ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью».

Во втором полугодии планируется работа над постановлением Пленума «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел о взыскании алиментов». Предвосхищая вопросы в отношении Постановления № 16, регулирующего вопросы происхождения детей, скажу, что его принятие сейчас весьма своевременно. В текущей судебной практике часто возникают споры о происхождении детей, в частности об установлении не только отцовства, но и материнства, об оспаривании актовых записей о родителях.

Разъясняет ли Постановление № 16 вопросы происхождения детей, рожденных с применением вспомогательных репродуктивных технологий?

Да. Широкое развитие и применение в последнее время вспомогательных репродуктивных технологий вызвало необходимость включения в Постановление разъяснений, касающихся установления происхождения детей, появившихся на свет с помощью таких технологий, в частности рожденных суррогатной матерью.

Суррогатное материнство регламентировано в нашем праве очень фрагментарно: это всего лишь пункт 4 ст. 51 и пункт 3 ст. 52 Семейного кодекса Российской Федерации и ст. 55 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 3232-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

В связи с отсутствием четкого законодательного регулирования этих вопросов суды принимают решение фактически в правовом вакууме, именно поэтому данные Пленумом разъяснения крайне важны и своевременны.

Какие сложности возникают у судов при рассмотрении дел, связанных с установлением отцовства и материнства детей, рожденных суррогатными матерями?

В настоящее время существует коллизия между нормами Семейного кодекса и действующего Закона об основах охраны здоровья граждан.

Смотрите сами: пункт 3 ст. 52 Семейного кодекса предоставляет право использовать возможности суррогатного материнства исключительно лицам, состоящим в браке. Подчеркиваю: наличие зарегистрированных отношений между лицами, давшими свое письменное согласие на имплантацию эмбриона другой женщине (суррогатной матери) в целях его вынашивания, — это непременное условие, поставленное в Кодексе. В то же время Закон об основах охраны здоровья граждан (ст. 55) говорит, что услугами суррогатной матери могут воспользоваться не только лица, состоящие в браке, но и мужчина и женщина, не состоящие в браке, а также одинокие совершеннолетние женщины, что не согласуется с положениями Семейного кодекса.

Согласно части 1 ст. 55 Закона об основах охраны здоровья граждан, вспомогательные репродуктивные технологии представляют собой методы лечения бесплодия. Однако все чаще данные способы репродукции используются для рождения детей не по медицинским показаниям. Известны случаи, когда бабушки и дедушки, используя криоконсервированные половые клетки своих детей (в том числе уже умерших), выступают заказчиками рождения себе внуков. Бывает также, что одинокие мужчины выступают заказчиками таких детей, хотя ни Кодекс, ни Закон не допускают права на применение вышеназванных методов одинокими мужчинами.

Подобных случаев быть не должно, поскольку они не имеют ничего общего с лечением бесплодия. По существу, ребенок, рожденный от таких заказчиков, оказывается вне закона, поскольку они не являются его родителями с точки зрения действующего законодательства, а потому не могут быть записаны в качестве таковых в запись акта о рождении.

Сегодня в России возник так называемый репродуктивный туризм — общемировое явление, порожденное существующим в ряде стран запретом на суррогатное материнство либо разрешением исключительно некоммерческого суррогатного материнства (т.е. когда суррогатными матерями могут выступать только близкие родственники и только на безвозмездной основе).

У нас же, в России, рождение детей с помощью суррогатного материнства возможно по договору с суррогатной матерью на коммерческой основе.

Фактически зачатие, вынашивание и рождение суррогатной матерью детей приобрело вид услуги. А там, где есть возмездная услуга, непременно возникают споры между заказчиками и исполнителями — как по поводу ее исполнения, так и по вопросам ее оплаты.

Наиболее часто возникают споры между заказчиками — потенциальными родителями (т.е. родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, или одинокой женщиной, для которой вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям) и суррогатными матерями в тех случаях, когда суррогатная мать отказывается передать потенциальным родителям ребенка. Поскольку правовая регламентация этих вопросов сегодня, как я уже говорил, лишь фрагментарно урегулирована, Постановление Пленума № 16 разъясняет, как быть в такой ситуации. В частности, в нем указывается, что отказ суррогатной матери дать согласие на запись родителями ребенка потенциальных родителей не может служить безусловным основанием для отказа в удовлетворении иска этих лиц о признании их родителями и передаче им ребенка на воспитание. Главное, что необходимо сделать судам, — это проверить, заключался ли между истцами (потенциальными родителями) и ответчиком договор о суррогатном материнстве, каковы условия этого договора, являются ли истцы генетическими родителями ребенка, по каким причинам суррогатная мать не дала согласие на запись истцов в качестве родителей, и уже с учетом установленных по делу обстоятельств, а также положений ст. 3 Конвенции о правах ребенка разрешить спор в интересах ребенка.

Я уже упомянул, что различные правовые системы по-разному решают вопрос об условиях разрешения использования методов суррогатного материнства. В некоторых странах, например Греции, Бельгии, Ирландии, Финляндии, суррогатное материнство никак не урегулировано законом, но все равно существует. А в Австрии и Германии оно запрещено законом, и наказание за нарушение этого запрета несут врачи и посредники, но не сама суррогатная мать и не лица, предоставившие эмбрион. В Израиле, Испании, Канаде разрешено исключительно некоммерческое суррогатное материнство, при этом есть ограничения по размещению рекламы суррогатного материнства, предложений услуг суррогатных матерей и по их подбору.

Так что единого мирового подхода к решению такого сложного вопроса, в котором тесно переплетены право и мораль, не существует.

Какие вопросы по делам о взыскании алиментов существуют у судов?

Дела о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей занимают значительное место в деятельности судов общей юрисдикции по рассмотрению всех категорий гражданских дел. Данные судебной статистики свидетельствуют о том, что в среднем суды рассматривают около 330 тыс. таких дел в год, причем в последние три года это количество постепенно росло. Подавляющее большинство этих дел (свыше 90%) рассматривается в порядке приказного производства, и стабильно удовлетворяется 99% требований.

В судебной практике последних лет возникают вопросы, касающиеся определения размера алиментов в твердой денежной сумме, что предполагает установление судом многих юридически значимых обстоятельств. Возьмем, например, критерий максимально возможного сохранения ребенку прежнего уровня обеспеченности. В практике нередки случаи взыскания алиментов с родителя (иногда проживающего за пределами Российской Федерации), имеющего так называемые сверхдоходы и, естественно, возражающего против уплаты алиментов в таких же сверхразмерах, или ситуации взыскания с родителя дополнительных расходов на детей, предусмотренных ст. 86 Семейного кодекса. Приходится сталкиваться с родителями, уклоняющимися от уплаты алиментов, скрывающими свои доходы. Проблемы возникают при применении ст. 115 Семейного кодекса, т.е. ответственности за несвоевременную уплату алиментов — неустойки, возмещения убытков. Зачастую размер неустойки в десятки и сотни раз превышает размер задолженности по алиментам.

Имеются сложности и по исполнению решений судов о взыскании алиментов. В 2015 году Верховным Судом Российской Федерации был утвержден «Обзор судебной практики по делам, связанным со взысканием алиментов на несовершеннолетних детей, а также на нетрудоспособных совершеннолетних детей». В настоящее время ведется работа по подготовке проекта Пленума по данной теме, который должен быть принят до конца 2017 года.

А как проходит подготовка постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с ограничением или лишением родительских прав, а также отобранием ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью»?

В настоящее время судебным составом по семейным делам и делам о защите прав детей ведется работа над текстом.

Действующее Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» было посвящено в основном вопросам, связанным с лишением родительских прав и воспитанием детей.

Разрабатываемый сейчас проект содержит такие разделы, как ограничение и лишение родительских прав, отмена ограничения родительских прав и восстановление в родительских правах, а также разъясняет положения ст. 77 Семейного кодекса, регламентирующей процедуру отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью.

В силу данной статьи, при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится. Такое отобрание производится именно органом опеки и попечительства, а не судом.

Сложность таких дел заключается в том, что названная норма содержит лишь общие положения, касающиеся процедуры отобрания ребенка, что порождает споры о правомерности такого отобрания. Споры порождает и неясность формулировки закона о непосредственной угрозе жизни или здоровью ребенка: что следует понимать под такой угрозой? Соответствующие разъяснения как раз отражены в проекте постановления Пленума.

В последнее время в прессе все чаще появляются публикации о чрезмерном необоснованном вмешательстве государства в дела семьи вследствие применения ст. 77 Семейного кодекса, даже высказывается мнение о необходимости отмены данной нормы. Мне представляется, что не все так однозначно. Судите сами: из 3 444 случаев отобрания ребенка по данной статье в 2015 году лишь в 13 случаях родители или замещающие их лица подали в суд заявления о признании акта об отобрании ребенка недействительным и о возврате ребенка, в 2016 году таких исков было подано 17.

Конечно, каждый случай подобного вмешательства государства в дела семьи должен быть рассмотрен не ангажированно, а взвешенно и объективно. Важно найти баланс допустимого вмешательства государства в эту сферу, исходя из интересов и блага ребенка. Задача судов при рассмотрении таких дел — установить, ориентируясь на интересы ребенка и семьи, насколько обоснованно происходило такое отобрание, соблюдались ли существующие процедуры.

Много ли рассматривается дел по спорам об определении места жительства и порядка общения с ребенком?

В 2016 году судами России было рассмотрено 31 465 дел об определении места жительства ребенка, что не намного меньше, чем в предыдущие годы, например в 2015 году таких дел было рассмотрено 35 485. В среднем эта категория составляет 3% от всех дел, возникающих из брачно-семейных отношений.

Пожалуй, это самая эмоционально сложная категория семейных споров, поскольку в основе их разрешения лежит определение того, с кем из родителей останется проживать ребенок. С учетом того что в соответствии с действующим законодательством родители имеют равные права и несут равные обязанности по отношению к своим детям и что зачастую оба родителя характеризуются положительно и могут обеспечить ребенку достойный уровень жизни, задача суда главным образом состоит в установлении всех юридически значимых обстоятельств по делу исчерпывающим образом, чтобы дальнейшее проживание ребенка с одним из родителей наиболее полно соответствовало его интересам.

Аналогичным образом рассматриваются дела об определении места жительства несовершеннолетних и в тех случаях, когда один из супругов является гражданином иностранного государства.

В целом число дел, когда родители являются гражданами различных государств, заметно растет. Мир меняется. Глобализация, интеграция экономик, естественно, приводит к трудовой миграции. В свою очередь, получение работы за границей нередко приводит к обретению новой семьи, где один из супругов — обладатель другого гражданства. И, конечно, в случае расторжения таких браков достаточно часто возникают вопросы о том, где проживать детям, как им общаться с отдельно проживающим родителем. Общее правило у судов всегда одно — всегда исходить из интересов детей.

Какие сложности возникают у судов при разделе имущества супругов и как часто в практике оспариваются положения брачного контракта?

В России всегда существовал режим общей совместной собственности супругов. По мере развития современного общества правоотношения по разделу имущества между супругами стали осложняться, в связи с тем что сегодня предметом раздела являются не только предметы домашнего обихода и домашней обстановки, как раньше, но и долговые обязательства, многомиллионные кредиты, взятые в период брака, квартиры, купленные с использованием средств материнского капитала, взятые также и в ипотеку, доли в обществах, права аренды недвижимого имущества, недвижимое имущество, предприятия, иные активы, в том числе находящиеся за пределами Российской Федерации.

Однако Семейный кодекс предусматривает и договорный режим имущества супругов. Данный институт развивается, растет количество рассматриваемых судами дел о признании брачных договоров недействительными. Так, за 2016 год таких дел поступило 196. Большей частью иски основаны на том, что условия брачного договора ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение.

Спасибо Вам за интервью.

Партнеры:

  • Правовая Россия
  • Информационно-правовое обеспечение «ГАРАНТ»
  • Компания «Консультант Плюс»
  • ИТАР-ТАСС
  • Российское агентство правовой и судебной информации