Разумная осмотрительность
и самоконтроль позволят судьям
не оказываться в двусмысленных
ситуациях

В июле 2018 года свои 25 лет отмечает Высшая квалификационная коллегия судей (ВККС) Российской Федерации. Николай Викторович Тимошин — председатель Коллегии — рассказал нам о ее работе за последние пять лет и о том, каковы тенденции развития этого органа судейского сообщества в дальнейшем.

Николай Викторович, какие изменения в работе квалификационных коллегий страны и самой ВККС произошли за последние годы?

Для начала напомню, что с 1 января 2013 г. в Российской Федерации установлена новая система квалификационных классов судей. Поэтому коллегии занимались приведением в соответствие с новыми требованиями квалификационных классов, имеющихся у действующих судей на эту дату и присвоенных по ранее действовавшему Положению о квалификационной аттестации судей (утв. Постановлением Верховного Суда Российской Федерации от 13 мая 1993 г. № 4960-1), согласно Закону Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации». В том же 2013 году появился новый вид дисциплинарного взыскания — замечание, что изменило структуру привлечения к ответственности: это хорошо видно по статистике. Например, в 2013–2017 годах квалификационные коллегии вынесли 321 решение о наложении взыскания в виде замечания. И если сначала этот вид взыскания применялся весьма осторожно — в 2013 году он был применен только к 23 судьям, — то уже в 2016 году замечания получили 100 судей, в 2017-м — 89 судей.

Появление замечания как наименее строгого вида дисциплинарного взыскания также повлияло и на частоту вынесения предупреждений. Если, например, в 2013 году в отношении судей было вынесено 135 предупреждений, то в 2017 году — 112.

То есть региональные коллегии предпочитают сначала назначить замечание как наименьшее взыскание, нежели сразу применять «тяжелую артиллерию» в виде предупреждения?

Нормы закона говорят о дисциплинарной ответственности следующее: для начала члены квалификационной коллегии оценивают, есть ли сам факт дисциплинарного проступка. Если да, то они могут применить к судье только замечание или предупреждение либо досрочно прекратить его полномочия. При этом в первую очередь проходит закрытое, тайное голосование по вопросу о прекращении полномочий, т.е. наложении самого строгого наказания. Если две трети голосов «за» не набрано, то на открытое голосование ставится вопрос о наложении взыскания в виде замечания. Если большинство присутствующих проголосуют за, то оно и применяется к судье. Если против, то назначается единственный оставшийся вид наказания — предупреждение.

Интересный порядок.

Главное — действенный! Потому что определить вид взыскания можно только в таком порядке. Смотрите, что будет, если голосовать от обратного, т.е. от замечания. Если оно не набрало большинства голосов, переходим к голосованию за предупреждение. Если же и оно не набирает достаточного количества сторонников, то остается только прекращение полномочий. Но это самое строгое наказание, которое нельзя назначать по остаточному принципу, его нужно ставить на голосование. Но — за него опять меньшинство. И все — тупик. Потому что за дисциплинарный проступок должно быть назначено наказание, а если оно не назначено, то мы нарушаем закон.

Мы в течение двух лет, в 2012–2013 годах, обсуждали, каким образом лучше выстроить алгоритм назначения взыскания, и в результате решили голосовать от прекращения полномочий.

Единственный случай, когда на судью налагается только лишь замечание, — если коллегия придет к выводу о возможности ограничиться устным порицанием действий (бездействия) судьи.

Сейчас в первом чтении принят законопроект № 425945-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и статьи 10 и 22 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», предусматривающий временное понижение судьи в квалификационном классе. Если закон примут, каким тогда будет порядок назначения наказания?

Скорее всего, аналогичным. Это же будет вид дисциплинарной ответственности, а не результат переаттестации. Соответственно, такое наказание будет применяться по основаниям, указанным в законе.

Каким, например?

Это могут быть допущенные судьей грубые нарушения процесса или грубые ошибки в виде нарушения судебной практики, значительное количество отмен решений, вынесенных этим судьей, вышестоящей судебной инстанцией, проблемы в организации работы аппарата судьи. Бывает, что судьи не повышают свои знания или при небольшой нагрузке допускают небрежность в своей работе. То есть совершают грубые ошибки не по невнимательности, а вследствие небрежности, нежелания добросовестно исполнять свои обязанности.

А какими критериями руководствуются члены Коллегии при выборе между замечанием и предупреждением?

Прежде всего мы оцениваем степень влияния допущенного судьей нарушения на авторитет судебной власти и репутацию самого судьи. Напомню, что в соответствии с Бангалорскими принципами поведения судей (приняты в Гааге 26 ноября 2002 г.) беспристрастность, честность, компетентность и добросовестность при исполнении обязанностей судьи имеют первостепенное значение для поддержания независимости судебной власти; следование высоким стандартам поведения в ходе судебного заседания и вне стен суда способствует поддержанию и росту у общества, коллег и участвующих в судопроизводстве лиц уверенности в беспристрастности как самого судьи, так и судебной власти в целом.

Соответственно, при выборе дисциплинарного взыскания коллегия должна учитывать множество факторов: характер совершенного судьей проступка, обстоятельства и последствия его совершения, форму вины судьи, степень нарушения его виновным действием (бездействием) прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, а также характеристику самого судьи и его профессиональной деятельности (морально-нравственные качества судьи, обстоятельства, связанные с его семейной жизнью, стаж работы в должности судьи, факт принятия ранее мер, направленных на предотвращение совершения им нарушений, и т.п.). Например, при установлении причин нарушения судьей процессуальных сроков рассмотрения дел следует выяснять, не вызвано ли это нарушение внешними обстоятельствами, затрудняющими служебную деятельность судьи (чрезмерная нагрузка, ненадлежащая организация работы суда и иные заслуживающие внимания факторы, не позволившие судье выполнить свои должностные обязанности в течение установленных законом сроков). Эти обстоятельства учитываются каждым членом коллегии по отдельности, но результат, как я уже сказал, определяется голосованием.

Дисциплинарное взыскание в виде замечания может налагаться на судью при малозначительности совершенного им дисциплинарного проступка, если коллегия посчитает возможным ограничиться устным порицанием виновного действия (бездействия) судьи. Это, повторюсь, наименее строгое дисциплинарное взыскание.

Например, малозначительным может быть признан дисциплинарный проступок, последствия которого не повлекли существенного нарушения прав и свобод граждан, прав и законных интересов организаций (если, допустим, нарушенные права гражданина или организации были восстановлены либо возможность их восстановления не утрачена и т.д.).

Если же коллегия не считает совершенный судьей дисциплинарный проступок малозначительным или судья уже подвергался дисциплинарному взысканию, то на него может быть наложено взыскание в виде предупреждения (п. 4 ст. 121 Закона о статусе судей). Судья считается не привлекавшимся к дисциплинарной ответственности, если он в течение года после наложения дисциплинарного взыскания не совершил нового дисциплинарного проступка.

Часто ли региональные коллегии голосуют за прекращение полномочий судьи? И часто ли такие решения обжалуются?

За пять лет (с 2013 по 2017 год) коллегиями субъектов Российской Федерации принято 125 решений о досрочном прекращении полномочий (т.е. в год выносится примерно от 22 до 30 таких решений), это около 12% от общего числа дисциплинарных взысканий. Эти решения могут быть обжалованы в ВККС РФ либо в Дисциплинарную коллегию Верховного Суда Российской Федерации.

В 2017 году ВККС рассмотрела 16 жалоб на решения региональных коллегий о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности, из которых шесть (37%) касались досрочного прекращения полномочий. Все они оставлены без удовлетворения. В 2016 году ВККС рассмотрела 11 жалоб, из них четыре (36%) — на досрочное прекращение полномочий судьи. Одно из решений отменено, остальные жалобы оставлены без удовлетворения.

Вы упомянули, что за прошедшие пять лет изменилась структура привлечения к ответственности. А поменялся ли характер дисциплинарных проступков судей за эти годы?

Прежде всего отмечу, что в июле 2013 года была уточнена формулировка дисциплинарного проступка с обозначением его как виновного действия (бездействия) судьи при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате которого были нарушены положения Закона о статусе судей и (или) Кодекса судейской этики (утв. VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г.), что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи.

Это уточнение было обусловлено развитием антикоррупционного законодательства, установлением для судей новых ограничений и обязательств. Например, согласно ст. 81 Закона о статусе судей (в редакции Федерального закона от 12 марта 2014 г. № 29-ФЗ), судья обязан ежегодно предоставлять сведения о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера в отношении себя, супруги и несовершеннолетних детей. В случае непредставления этих сведений в установленный срок или представления заведомо недостоверных сведений судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

На характер рассматриваемых дисциплинарных проступков повлиял и технический прогресс, в том числе развитие возможностей Интернета. Поведение судьи в социальных сетях (опубликование фотографий, комментариев, внепроцессуальное общение с адвокатами, потенциальными участниками споров в суде) иногда становится объектом обоснованной критики со стороны общественности и предметом рассмотрения квалификационных коллегий.

Может ли оно стать основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности?

В практике ВККС такие случаи редки. Однажды в ходе конкурса на замещение должности судьи к нам поступило обращение гражданина с приложением фотографий из соцсети, компрометирующих, по его мнению, одного из претендентов. Конечно, при принятии решения по существу эта информация и пояснения претендента стали предметом обсуждения и оценки членами коллегии наряду с иными обстоятельствами.

В работе региональных коллегий были ситуации, когда лица не получали рекомендацию к назначению на должность судьи, а судьи привлекались к дисциплинарной ответственности за размещение в соцсетях сомнительных с этической точки зрения комментариев и фотографий, иногда сделанных на фоне символов государственной власти. Например, один судья был лишен полномочий за публикацию на своей странице изображения и комментария, содержащих признаки экстремистского характера, и за длительное нежелание их удалять.

Судья — человек государственный, наделенный определенными полномочиями и ограничиваемый конкретными требованиями, которым он должен соответствовать, находясь в кабинете или зале суда.

Само собой, судьям не запрещено иметь аккаунты в соцсетях, да и регламент, регулирующий их поведение в Интернете, отсутствует. Просто мы ожидаем, что разумная осмотрительность и самоконтроль позволят судьям не оказываться в двусмысленных ситуациях.

Вы сказали, что с 1 января введена новая система квалификационных классов судей. Каковы теперь особенности проведения, критерии и методики определения результата квалификационной аттестации?

Сейчас вместо шести квалификационных классов установлены 10 (от девятого до высшего), которые разделены на четыре группы в зависимости от уровня суда, в котором судья замещает должность (девятый — седьмой, седьмой — пятый, пятый — первый, первый — высший). Судье не может быть присвоен квалификационный класс выше, чем это предусмотрено для судей суда определенного звена судебной системы. Ранее такого ограничения не существовало. Появилось понятие «предельный по замещаемой должности квалификационный класс», и введена обязанность судей, имеющих такие классы, проходить аттестацию каждые три года.

Помимо этого, изменился и порядок проведения квалификационной аттестации. Сам по себе он определен в ст. 25.1 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей (утв. ВККС РФ 22 марта 2007 г.), но каких-либо конкретных критериев или методики определения результата аттестации в Положении нет. В этом вопросе коллегии ориентируются на пункт 1 ст. 202 Закона о статусе судей, согласно которому квалификационной аттестацией судьи признается оценка уровня его профессиональных знаний и умения применять их при осуществлении правосудия, результатов судебной деятельности, деловых и нравственных качеств судьи и соответствия его требованиям, предъявляемым Законом о статусе судей и Кодексом судейской этики. Коллегия оценивает представленные судьей документы — это справка-объективка, сведения о прохождении профессиональной переподготовки впервые назначенным на должность судьей, характеристика, содержащая оценку профессиональной деятельности, деловых и нравственных качеств судьи, справка о количестве, оперативности и качестве рассмотренных судебных дел за период, прошедший со дня последней аттестации или со дня назначения на должность, с указанием причин нарушения сроков и причин отмены или изменения судебных актов. Результаты судебной деятельности судьи соотносятся со средними показателями по суду, с учетом сложности категорий рассматриваемых дел, причин отмен и изменения и т.д.

По результатам аттестации коллегия принимает одно из двух решений: либо о присвоении судье квалификационного класса, либо об оставлении в ранее присвоенном классе. Эти решения могут быть обжалованы по мотивам нарушения процедуры их вынесения, причем решения ВККС обжалуются в Дисциплинарную коллегию Верховного Суда Российской Федерации, а решения коллегий субъектов Российской Федерации — в соответствующие областные и равные им суды.

Допускается ли пресса на заседания квалификационных коллегий?

Заседания коллегий являются, как правило, открытыми, и препятствий для присутствия представителей СМИ на них нет. На сайтах коллегий размещаются графики заседаний на текущий год, заблаговременно публикуются повестки, поэтому при желании журналисту не составит труда посетить какое-либо заседание. В упрощенном порядке на заседания коллегий попадают аккредитованные журналисты. ВККС, например, предоставляет аккредитации журналистам в целях объективного, широкого и оперативного освещения ее деятельности в СМИ, и надо сказать, что редкое заседание Коллегии остается без внимания прессы. Положение об аккредитации журналистов СМИ при ВККС размещено на нашем сайте.

Конечно, мы проводим и полностью или частично закрытые заседания, но это случается, во-первых, редко, а во-вторых, в целях сохранения государственной тайны, защиты прав и охраняемых законом интересов граждан, в других ситуациях, предусмотренных федеральными законами. Например, в 2017 году коллегии субъектов рассмотрели в закрытых заседаниях всего 43 вопроса. ВККС проводила закрытые заседания лишь в части при рассмотрении заявлений претендентов, жалоб по вопросу о даче согласия на возбуждение уголовного дела, дисциплинарной ответственности судьи.

Какая еще информация размещается на сайтах региональных коллегий, кроме графиков заседаний? В целом проверяете ли вы работу этих ресурсов?

Да, работники аппарата ВККС постоянно ведут мониторинг, смотрят, насколько актуальна и полна размещенная на нем информация. Этим вопросам также уделяется внимание при выездах членов ВККС в региональные коллегии для оказания методической помощи, при прохождении секретарями региональных коллегий стажировки в аппарате ВККС.

Как правило, проверки сайтов происходят во втором полугодии, и по их результатам мы делаем замечания, направляем информационные письма.

Какого рода замечания вы делаете чаще всего?

Необоснованное неразмещение информации. Если судья не дает согласие на размещение сведений о нем, то коллегия не имеет права их публиковать. Но были случаи, что решение в отношении судьи не публиковалось даже при наличии его согласия. Иногда возникают трудности со своевременным размещением решений, потому что все их нужно обработать, в необходимых случаях деперсонифицировать, но для этого у работников коллегий банально не хватает рук. Например, в некоторых субъектах наполнением сайта занимается секретарь, а информации в работу ему поступает столько, что в одиночку он просто не успевает все разместить. Обращаемся в Департамент при Верховном Суде Российской Федерации и соответствующие управления, чтобы оказывали содействие и предоставили штатные единицы.

А почему стоит вопрос о деперсонификации? Ведь судья — публичная фигура.

Судья — да, но претенденты на должность судьи — нет. Несмотря на то что они выходят в публичную область конкурса, их статус остается закрытым для общественности. Но и судья тоже имеет право на тайну — телефонных переговоров, банковского вклада, например. Поэтому не вся информация может быть предоставлена в открытый доступ.

Публикуются ли решения квалификационных коллегий, скажем, на их же сайтах в Интернете или в прессе?

О принятых ВККС и коллегиями субъектов Российской Федерации решениях можно узнать из пресс-релизов, которые публикуются на сайтах и выборочно в официальном издании — «Вестнике ВККС РФ».

На сайтах коллегий размещаются тексты решений и по иным вопросам, например о рекомендации кандидатов на должность судьи, даче согласия на возбуждение уголовного дела, информация по жалобам на принятые коллегиями решения. Однако деперсонификация решений коллегий (в отличие от решений судов) не предусмотрена, поэтому, как я уже говорил, они не размещаются в Интернете при отсутствии на это согласия лица, в отношении которого они приняты.

Вы упомянули про стажировки секретарей региональных коллегий в аппарате ВККС. Как они проходят?

Стажировка длится неделю: за это время представители коллегий смотрят, как у нас оформляется прием документов, как и кем докладывается информация, в каком объеме рассматривается определенный материал. Надо сказать, что, с одной стороны, стажировка — это больной вопрос для местных квалификационных коллегий, потому что им всегда непросто найти лицо, которое будет замещать секретаря, уехавшего к нам стажироваться. Председателям коллегий, например, приходится самим писать решения. С другой стороны, это очень действенная мера, потому что она помогает формировать единообразную практику квалификационных коллегий, приводить к единому знаменателю ответы на многие вопросы, встающие и перед местными коллегиями, и перед ВККС. Это очень важно, ведь жизнь сложнее и многограннее, чем случаи, описанные в законе, и для любой ситуации нужно подобрать подходящие нормативы и правильно ее разрешить. Поэтому нас даже просят чаще организовывать стажировки для секретарей. А иногда на наши заседания приезжают сами председатели региональных коллегий, чтобы посмотреть, как работает ВККС. Особенной популярностью пользуется среда — так называемый день жалоб, когда мы рассматриваем поступившие к нам жалобы.

Взаимодействуют ли квалификационные коллегии с советами судей?

Да, мы обмениваемся необходимой информацией о своей деятельности, председатели коллегий и советов судей или их заместители принимают участие в проводимых заседаниях. Представители квалификационных коллегий принимают участие в рабочих группах при подготовке законопроектов и решении других вопросов.

Например, Совет судей Российской Федерации информирует ВККС о мерах, принятых региональными советами судей после получения им негативной информации, выявленной в ходе участия претендента из числа судей в конкурсе на должность судьи (это может быть информация о рассмотрении судьей дел с участием его родственников, недостоверном или неполном декларировании сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, о совершении судьей других нарушений). Такая информация направляется в советы судей в соответствии с Методическими рекомендациями по реализации норм законодательства о противодействии коррупции, которые утверждены ВККС 26 января 2017 года.

Расскажите, пожалуйста, о таком формате работы, как семинары-совещания с председателями квалификационных коллегий. Много ли было проведено выездных совещаний за последнее время?

Семинары-совещания — действительно востребованная форма взаимодействия ВККС и коллегий субъектов. Они проводятся с участием представителей Администрации Президента, Верховного Суда Российской Федерации, Судебного департамента при Верховном Суде, государственных органов, осуществляющих проверки по запросам коллегий, и дают нам возможность услышать друг друга, обсудить проблемные вопросы, поделиться опытом, выработать рекомендации, направленные на совершенствование деятельности коллегий. Как правило, на них присутствуют и представители СМИ.

Например, по итогам семинара-совещания, состоявшегося в мае 2017 года, опубликован сборник материалов, в который вошли выступ­ления приглашенных лиц, доклады председателей коллегий по различным аспектам нашей работы.

Но непосредственно выездные семинары-совещания в последние годы не проводились.

По каким основаниям, как правило, Коллегия лишает статуса судьи в отставке?

Возникновение таких дел, как правило, обусловлено ограничением судейской неприкосновенности, прекращением отставки в связи с несоблюдением запретов и ограничений, вступлением в силу обвинительного приговора, другими основаниями, предусмотренными пунктом 6 ст. 15 Закона о статусе судей, или собственным желанием судьи, вызванным намерением заняться оплачиваемой деятельностью, не разрешенной законом для судей в отставке (кстати, последнее основание в Законе пока отсутствует, есть необходимость внесения в него соответствующих изменений).

Новым в практике коллегий является прекращение отставки судьи в связи с выявленными после его ухода в отставку нарушениями, допущенными им при осуществлении полномочий судьи и являющимися основанием для наложения дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи. То есть, по сути, коллегия должна установить, имел ли место дисциплинарный проступок, влекущий досрочное прекращение полномочий, в период исполнения полномочий судьи. Однако даже в этом случае прекращение отставки судьи не считается видом дисциплинарного взыскания.

Помимо закрепления нового основания прекращения отставки судьи, о котором Вы сказали, какие еще изменения было бы целесообразно внести в закон для лучшего регулирования деятельности региональных коллегий и ВККС?

Прежде всего однозначно назрела необходимость закрепления на уровне федерального закона процедуры привлечения судьи к дисциплинарной ответственности, которая сейчас определена нормами Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей. Соответствующие предложения озвучены ВККС в рамках исполнения Постановления IX Всероссийского съезда судей от 8 декабря 2016 г. № 1.

Нельзя не поддержать идею о совершенствовании механизма привлечения судьи к дисциплинарной ответственности путем расширения видов дисциплинарных взысканий с целью более адекватного реагирования на те или иные проступки судьи. Мы с вами уже говорили о законопроекте, внесенном в Государственную Думу Президентом и устанавливающем такой вид взыскания, как понижение судьи в квалификационном классе за нарушения, допущенные им при осуществлении правосудия, если судья ранее уже подвергался дисциплинарному взысканию в виде замечания или предупреждения. Подчеркну еще раз, что такое решение будет приниматься по результатам дисциплинарного производства, а не квалификационной аттестации.

Необходимо закрепить критерии судебной ошибки, за которую судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности. Отмена вынесенного судьей акта не может априори свидетельствовать о его низкой квалификации, небрежном отношении к своим обязанностям или умышленном характере действий. Ошибки ординарного характера подлежат устранению вышестоящими судебными инстанциями и не могут повлечь привлечение судьи к какой-либо ответственности.

Актуален также вопрос об урегулировании особенностей судебного оспаривания решений региональных коллегий после обжалования их в ВККС: в какой срок и в какой суд необходимо обращаться заинтересованному лицу? Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 14 апреля 2016 г. № 13 разъяснил, что решение коллегии субъекта Российской Федерации, оставленное без изменения ВККС, может быть обжаловано в судебном порядке: так, решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания в виде замечания или предупреждения обжалуется в областной и равный ему суд, в виде досрочного прекращения полномочий судьи — в Дисциплинарную коллегию Верховного Суда Российской Федерации. Однако ВККС, разъясняя порядок обжалования своих решений, оставляющих без изменения решения региональных ККС, указывает на возможность их обжалования только в Верховном Суде Российской Федерации, поскольку иного законом не предусмотрено.

Течение 10-дневного срока для обращения в суд должно начинаться с даты получения копии решения ВККС РФ, оставляющего без изменения решение региональной коллегии. Однако указание Пленума на то, что обращение в ВККС является уважительной причиной пропуска этого 10-дневного срока, ставит решение данного вопроса в зависимость от усмотрения суда. В то же время в случаях оспаривания решений квалификационных коллегий, не связанных с дисциплинарной ответственностью, это разъяснение применяется не всегда. То есть в данном отношении единообразного подхода пока нет.

Наконец, еще не урегулирован вопрос о последствиях отмены решений ККС: какие действия должна или, наоборот, не должна совершить коллегия в таком случае? Эти вопросы задают как председатели региональных коллегий, так и лица, решения в отношении которых отменены.

Спасибо за интервью!

Разговор с Николаем Викторовичем состоялся накануне юбилейных мероприятий, посвященных 25-летию ВККС РФ. Пользуясь возможностью обратиться к членам самой ВККС и региональных коллегий, редакция журнала поздравляет коллег с праздником и желает им успешной работы, реализации творческих замыслов и новых достижений!

Партнеры:

  • Конференция "Персональные данные"
  • Информационно-правовое обеспечение «ГАРАНТ»
  • Компания «Консультант Плюс»
  • РОС
  • Российское агентство правовой и судебной информации