Принимаемые съездом решения значимы не только для судей, но и для общества в целом

Андреев СВ.JPGСергей Валентинович Андреев

Костромской областной суд,

председатель

г. Кострома, Россия

 

В преддверии X — юбилейного — Всероссийского съезда судей судейское сообщество традиционно подводит итоги деятельности за прошедшие с момента предыдущего съезда четыре года, в частности анализируя успешность реализации принятых на нем программных документов, а также формирует позиции и предложения по дальнейшему развитию судебной системы.

Принимаемые съездом решения значимы не только для судей, работников аппарата судов, но и для общества в целом, поскольку все они в той или иной мере направлены на обеспечение гарантированных Конституцией Российской Федерации принципов организации судебной власти и права на судебную защиту.

В настоящее время ожидать от форума каких-либо поворотных решений, наверное, не следует: таковые принимались коллегами на первых съездах, когда создавался фундамент существующей ныне судебной системы и определялись векторы ее дальнейшего развития.

Тем не менее итоги последних четырех лет показывают, что судебная система продолжает развиваться, в ней происходят значительные организационные изменения. Созданы апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции, совершенствуется процессуальное законодательство. Уже действует новый порядок обжалования вступивших в законную силу судебных актов, введена процедура сплошной кассации. В процессуальные кодексы внесены изменения, направленные на упрощение, ускорение процесса и разгрузку судов, совершенствование примирительных процедур. Расширен институт профессионального представительства в судах, введены новые досудебные процедуры урегулирования спора.

В судах все чаще применяются новые информационные технологии. Появилась возможность подачи процессуальных документов в электронном виде, на сайте суда можно отследить движение дела, узнать о времени и месте судебного заседания по делу и ознакомиться с итоговым судебным актом. При рассмотрении дел активно используются системы видео-конференц-связи, ход судебного заседания фиксируется при помощи аудиопротоколирования. Все это помогает более эффективно выполнять задачу по качественному и своевременному отправлению правосудия.

На предстоящем съезде, безусловно, будет дана оценка реализации ранее принятых решений и определены задачи на последующий период. Возможно, на постановку ближайших целей окажут влияние и последствия распространения новой коронавирусной инфекции, а также результаты работы судов в период ограничительных мероприятий.

На мой взгляд, на съезде, как и ранее, будут широко обсуждаться вопросы кадрового обеспечения, повышения уровня оплаты труда аппарата судов, оптимизации нагрузки, дальнейшего развития информационных технологий в деятельности судов, проблемы формирования высокого уровня доверия к суду, взаимодействия судебной системы со средствами массовой информации. Все эти вопросы важны, но в дополнение к ним у каждого суда конкретного субъекта Российской Федерации есть и свои проблемы — возможно, менее характерные для судов другого региона.

Представляя интересы судейского сообщества Костромской области, считаю, что кадровый вопрос должен стать предметом серьезного обсуждения, поскольку только сильный штат судей, работников аппарата судов позволит достичь стоящих перед судебной системой целей. И хотя в настоящее время нельзя сказать, что проблема носит критический характер — суды функционируют, дела рассматриваются, — но уже сейчас заметны достаточно серьезные негативные тенденции, которые могут привести к существенному дефициту квалифицированных кадров.

По общепринятому мнению, должность судьи — это венец карьеры юриста. Но если это так, становится непонятно, почему за этим «венцом» нет очереди — по крайней мере, в нашем регионе.

На практике формирование судейского корпуса — длительный процесс, замедляемый не только тонкостями самой процедуры отбора кандидатов на должность судьи, но порой и отсутствием таких кандидатов в принципе или их недостаточным числом.

В частности, начиная с 2016 года на одну должность судьи суда общей юрисдикции в нашей области очень редко претендуют сразу несколько кандидатов. Конкурс на некоторые должности объявлялся неоднократно. Из числа рекомендованных квалификационной коллегией претендентов в среднем восемь за год рекомендованы на должность судьи впервые. Многие кандидаты не проходят строгую процедуру отбора. Таким образом, дефицит кадров оче­виден.

Карьерные пути судей, работающих в настоящее время в Костромском областном суде, довольно разнообразны: в целом судейский корпус в равной степени состоит из бывших сотрудников органов прокуратуры, органов внутренних дел, представителей адвокатуры, юридических служб иных органов и организаций (от 16 до 22%) и работников аппарата судов (19%). Однако число лиц, желающих сдать экзамен на должность судьи и не работающих в аппарате суда, постоянно уменьшается. В 2019 году из 13 кандидатов, сдавших квалификационный экзамен на должность судьи суда общей юрисдикции, только двое не были работниками аппарата суда.

Между тем комплектование судейского корпуса в основном из работников аппарата суда может оказать негативное влияние на восприятие судебной системы обществом, в том числе повлечь ее оценку как некоего закрытого кастового сообщества.

Кроме того, довольно непросто укомплектовать и должности работников аппарата суда. На их плечи ложится основной груз организационно-технических вопросов при отправлении судопроизводства, и требования к уровню их квалификации достаточно высоки. Но несмотря на то, что вузы выпускают большое количество юристов, из них лишь немногие желают стать работником аппарата суда. Нередки случаи, когда конкурсы объявляются неоднократно из-за отсутствия кандидатов. И если проблему с комплектованием аппаратов районных судов и судов более высокого уровня удается преодолевать, то ситуация с работниками аппарата мировых судей весьма плачевна.

В частности, в период с 1 июля 2018 г. по 28 июня 2019 г. текучесть кадров в аппарате мировых судей Костромы и Костромского района составила 75%. В 2019 году мировые судьи некоторых судебных участков г. Костромы не могли выйти в судебное заседание из-за отсутствия работников аппарата.

Для сравнения: во время рабочей поездки в Китай переводчик, предоставленный российской стороне зарубежными коллегами и работающий преподавателем университета, на вопрос о престижности работы в суде отвечал, что работа в аппарате суда ценится высоко и получить ее очень сложно.

Очевидно, что основной способ решения кадрового вопроса — повышение денежного содержания работников аппаратов судов до конкурентоспособного уровня.

Также представляется разумным переосмысление ситуаций, которые могут расцениваться как конфликт интересов у претендентов на должности судей.

По итогам IX Всероссийского съезда судей из Кодекса судейской этики исключены пункты 3—5 ст. 9, которые толковались слишком широко.

Вместе с тем понятие «конфликт интересов», сформулированное в статье 10 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и статье 3 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации», по мнению многих судей, является чрезмерно размытым и позволяет признавать конфликтом интересов даже, например, рассмотрение дела с участием образовательных организаций, которые посещают дети судьи, предприятий и учреждений жилищно-коммунального хозяйства, услугами которых пользуется судья, и т.п. Другой пример — при оценке претендентов на должности судей возникает вопрос: какой конфликт интересов может существовать у работника областной прокуратуры в случае назначения его судьей в этом же регионе?

Как видится, на данный момент сложились предпосылки для обсуждения и выработки единых, четких и понятных подходов к определению конфликта интересов, при которых следует учитывать и позиции Европейского Суда по правам человека относительно объективной и субъективной точек зрения на требование беспристрастности.

Заслуживают внимания и пути дальнейшего развития информационных и цифровых технологий в деятельности судов. Использование систем видео-конференц-связи стало обыденным, но эта связь осуществляется по специальным каналам и, если это не касается мест содержания под стражей, в ее обеспечении задействован судья другого суда. В ближайшем будущем стоит обсудить возможности дистанционного участия лиц в судебном заседании и путем использования широко применяемых в сети Интернет сервисов связи: это позволит рассматривать большее количество дел без непосредственного присутствия лиц в зале судебного заседания, что было бы актуально не только в условиях карантинных мероприятий, но и при недостаточной транспортной доступности судов. Кроме того, более широкое применение новых технологий в совокупности с изменениями законодательства в перспективе может привести к перераспределению штатной численности судей и, соответственно, снижению судебной нагрузки. Подобный опыт был показан российской делегации в Китае.

В любом случае предлагаемые меры требуют глубокой как технической, так и правовой проработки, а в случае признания их необходимости, возможно, первоначальной апробации в отдельных судах.

Серьезную проблему по-прежнему составляет рабочая нагрузка на судей. Количество дел, рассматриваемых судами, неуклонно растет из года в год. Председатель Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедев на совещании судей по итогам 2019 года сообщил, что в отчетном году судами во всех видах судопроизводства рассмотрено свыше 31 млн дел. В последние годы сохраняется значительный рост количества гражданских дел — это связано прежде всего с увеличением количества споров о взыскании кредитной задолженности. Существенно возросло и число дел, рассматриваемых в порядке административного судопроизводства. В складывающейся в настоящее время в стране и мире ситуации ожидать снижения количества дел не приходится.

Несомненно, что создание кассационных, апелляционных судов — большой шаг к повышению доверия к судебной системе. Но способствует ли этому рассмотрение каждым судьей судебного состава, к примеру, 20 дел в день? Представляется, что одно лишь перераспределение штатной численности судей не способно решить вопрос нагрузки. В субъектах с небольшой нагрузкой имеются свои особенности, зачастую связанные с малой плотностью населения, большими территориями, затрудненной транспортной доступностью. Исходя из этого, разработка норм нагрузки судей и работников аппарата судов приобретает большую актуальность. Наряду с этим возможна подготовка изменений законодательства, направленных на уменьшение судебной нагрузки.

В завершение хотелось бы пожелать делегатам съезда плодотворной и результативной работы в интересах судейского сообщества.