Участники дискуссии проголосовали за упрощение процедуры банкротства

Сложности работы с законодательством по банкротству физических лиц обсудили эксперты на площадке VII Петербургского Международного Юридического форума.

Модератором сессии выступил заместитель начальника Экономического управления аппарата Государственной Думы РФ Дмитрий Скрипичников. В дискуссии участвовали профессор права Бруклинской школы права Майкл Гербер, консультант исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации Олег Зайцев, заместитель Министра экономического развития Российской Федерации Николай Подгузов, советник юридического департамента ПАО ВТБ24 Сергей Селезнев, директор Департамента правового обеспечения Министерства юстиции Таиланда Руенваде Суванмонгкол и директор по развитию проектов ЗАО «Интерфакс», руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин.

По словам директора по развитию проектов ЗАО «Интерфакс» Алексея Юхнина, на момент обсуждения закона о банкротстве физических лиц существовали сомнения, насколько эффективно он будет работать, справятся ли с объёмом исков суды и арбитражные управляющие. Он представил статистику, собранную за время действия закона. Согласно ей, каждый месяц проводится около 2000 процедур банкротства. Всего за полтора года существования нормы 24 тысячи граждан были признаны неплатежеспособными. Лидерами по банкротствам стали Вологодская и Рязанская область, а также Чувашская республика. «С моей точки зрения темп не очень хороший. Мы запустили процедуры, они начали работать, тем не менее, остроту социальной проблемы мы пока не сняли. Потенциальных банкротов не 20 тысяч, а 700 тысяч», — пояснил Алексей Юхнин.

В рамках сессии аудитории предложили проголосовать по вопросу «Какова на ваш взгляд основная причина подачи физическими лицами заявлений о банкротстве?». Больше всего собравшихся (59%) проголосовали за вариант «Жизнь не по средствам/неуемное потребительское поведение». На втором месте оказался ответ «Мошеннические действия» (24%). Варианты «Проблемы с неудачной предпринимательской деятельностью», «Развод», «Потеря работы», «Болезнь/несчастный случай» набрали от 2 до 6%.

Заместитель Министра экономического развития РФ Николай Подгузов пояснил, что голосовал за пункт «Жизнь не по средствам». «Мне кажется, что пункт «Жизнь не по средствам и пункт „Мошенничество“ в чем-то близки. Наверное, и особенные результаты говорят о том, что в этих областях наибольшее количество банкротств развито. Это микрокредитование под большие проценты. Отсюда и долги. Мы ограничиваем ставки по микрозаймам. Наверное, это правильное направление. Статистика, на мой взгляд, говорит о том, что все-таки эти процедуры работают или начинают работать. Ожидать стремительного роста заявлений о банкротстве было бы не то, чтобы оптимистично, но самонадеянно, потому что в целом институт банкротства новый, и граждане должны понять, что процедура банкротства — это не конец жизни, а возможность „перезагрузить“ свои финансы. Боюсь, что у наших граждан такого понимания не складывается, и уровень финансовой грамотности нужно повышать», — подчеркнул он.

Заместитель Министра также отметил, что за время действия закона о банкротстве физических лиц в нем выявили ряд недостатков. Теперь планируется начать разработку упрощенной процедуры для заемщиков с долгами от 50 до 700 тысяч рублей, которые были сформированы не за последние 6 месяцев перед подачей заявления.

Профессор Бруклинской школы права Майкл Гербер заявил, что в США главными причинами банкротства физлиц являются болезнь или потеря работы. «Это не означает, что нет людей, которые просто спускают деньги, используя кредитные карточки. Конгресс США пытается провести различия: есть долги за покупки люксовых товаров, и они ни в коем случае не списываются, есть другие расходы, и они могут быть списаны. Сейчас, мне кажется, в США есть два вида банкротства», — сказал эксперт.

Директор Департамента правового обеспечения Министерства юстиции Таиланда Руенваде Суванмонгкол поделилась опытом банкротства физических лиц в Таиланде. По ее словам, в этой стране не существует такой добровольной процедуры. «Только кредитор может подать иск о банкротстве. А значит, у банка преимущество применения соответствующего закона. Банки не любят подавать такие иски. Сейчас идет разговор о том, не слишком ли легко объявить себя банкротом, и мы работаем над этим», — пояснила она.

В конце дискуссии прошло голосование по вопросу о том, как стоит изменить законодательство о банкротстве — ужесточить требования или упростить процедуру. Большинство собравшихся (65%) высказались за то, что законы нужно упростить.

Партнеры:

  • Информационно-правовое обеспечение «ГАРАНТ»
  • Конкурс «Правовая Россия»
  • ИТАР-ТАСС
  • Российское агентство правовой и судебной информации
  • Компания «Консультант Плюс»