Модернизация наследственного права стала предметом обсуждения экспертов

Реформу российского законодательства в сфере наследственного права обсудили эксперты на тематической сессии в рамках VII Петербургского Международного Юридического форума.

В обсуждении приняли участие президент Европейского института нотариальных исследований Лоран Бессо, адвокат VIADER ABOGADOS Дэвид-Хуан Виадер Агусти, заместитель генерального директора по правовым вопросам ООО «ХК ИНТЕРРОС» Ольга Войтович, заведующий кафедрой гражданского права Уральского государственного юридического университета Бронислав Гонгало, директор практики по оказанию услуг частным клиентам PwC Legal Диана Каляева, президент Федеральной нотариальной палаты Российской Федерации Константин Корсик, нотариус Высшего Совета по Нотариату Франции Александр Лафаж, заместитель руководителя Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ Лидия Михеева, вице-президент Федеральной палаты нотариусов Германии Ричард Бок, президент Нотариальной палаты Свердловской области Российской Федерации Владимир Ярков. Модератором сессии выступил председатель Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.

Открывая дискуссию, модератор Павел Крашенинников напомнил участникам обсуждения о тех изменениях, которые предполагает новый законопроект, уже принятый в первом чтении Государственной Думой. Эти изменения заключаются во введении совместного завещания супругов, наследственного договора и создание специального наследственного фонда. В действующем законодательстве завещание является только односторонней сделкой, тогда как в новой редакции позволит распоряжаться имуществом путем заключения наследственного договора между наследодателем и наследниками. Также нововведения касаются душеприказчиков — реформирование предполагает, что исполнителем воли наследодателя может быть не только частное лицо, но и юридическое. Кроме того, увеличивается объем полномочий душеприказчика по управлению завещанным имуществом. Еще одно изменение касается периода охраны наследства — законопроект предполагает продление срока действия управления наследством до момента выдачи свидетельств наследникам, в том числе после завершения судебного разбирательства. «Я еще раз хочу отметить, что текст законопроекта совершенствуется. Мы общаемся и с представителями науки, и с нотариальным сообществом, и с бизнес-сообществом», — подчеркнул модератор дискуссии.

О потребностях бизнес-сообщества и необходимых инструментах для грамотного обеспечения интересов представителей предпринимательской среды рассказала директор практики по оказанию услуг частным клиентам PwC Legal Диана Каляева. «Я должна отметить, что здесь очень важна гибкость. Не менее важными для бизнеса являются вопросы поддержки семьи, непрерывности бизнеса, рисков семьи в связи с действиями третьих лиц. Вопрос наследства серьезно связан с защитой активов, их утратой, с очень чувствительными вещами. Он связан с безопасностью семьи. Российские предприниматели активно используют иностранный инструмент для этих целей. Это позволяет им сохранить семейный капитал для будущих поколений», — пояснила эксперт. Она также отметила, что при проведении реформ необходимо учитывать и другие сферы законодательства, например, налоговое, чтобы сделать созданные российские инструменты управления наследством максимально удобными и выгодными для бизнеса.

По мнению заместителя генерального директора по правовым вопросам ООО «ХК ИНТЕРРОС» Ольги Войтович, на данный момент законодатель предлагает дать выбор бизнесу, как именно распоряжаться делами. «Нам нужно, чтобы инструменты были востребованы, адекватны. Сейчас у каждого есть возможность высказаться, чтобы улучшить эту конструкцию. У нас есть запрос от бизнеса, интерес государства в развитии бизнеса и первая плеяда предпринимателей, которые находятся в том возрасте, когда они уже об этом задумываются. Для будущих предпринимателей этот шаг должен стать наглядным примером. Нам нужно не бояться изменений. Это только последовательный, логический шаг — урегулировать вопросы наследства», — подчеркнула юрист.

Заместитель руководителя Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ Лидия Михеева отметила, что одной из самых важных проблем в существующем законодательстве является конечность доверительного управления наследственной массой. «Шесть -девять месяцев длятся полномочия душеприказчиков, но есть многочисленные споры между наследниками, которые длятся годами. Наследники не могут договориться, кому и в каком объеме приходит наследственная масса, но нельзя бросать активы в пучину неуправляемости», — сказала Лидия Михеева.

Президент Федеральной нотариальной палаты Российской Федерации Константин Корсик отметил, что законопроект все еще требует обсуждения, однако поблагодарил законодателей за то, что позиция правоприменителей была услышана при составлении новой версии документа. Он также подчеркнул, что для реализации проекта потребуется время на подготовку нотариусов. «Нотариусы получат новые полномочия, которые не предусмотрены законом сейчас — нужно определить порядок процедуры, стоимость процедуры, внести изменения в Налоговый кодекс. Мы готовы в дальнейшем обсуждать данный законопроект. Во многом благодаря нашему конструктивному взаимодействию получился гораздо более взвешенный документ. Надеюсь, что в итоге мы получим закон, который будет учитывать не только интересы бизнеса, но и всех жителей Российской Федерации», — сказал президент Федеральной нотариальной палаты.

Завершило дискуссию выступление заведующего кафедрой гражданского права Уральского государственного юридического университета Бронислава Гонгало. По мнению ученого, следует начать с соглашения экспертов по существу, и только после этого обсуждать все необходимые детали реформы. «Мы все понимаем, что вокруг нового закона масса споров. И больше противников, чем сторонников. Я полагаю, мы тонем в деталях, даже сейчас, в обсуждении. Надо сначала договориться по существу. Что плохого в том, что муж с женой хотят договориться по завещанию? Что плохого в наследственном договоре? Мы не касались здесь споров по поводу завещания, что нам позволит избежать огромного количества споров? В Германии совместных завещаний из всех распоряжений — 57 процентов. У нас ничего радикально не изменится, но пусть у людей будет возможность решить по-другому. Чем больше возможностей — тем лучше. Пусть будет много вариантов, даже если этим воспользуются немногие люди», — заключил эксперт.

Партнеры:

  • Информационно-правовое обеспечение «ГАРАНТ»
  • Конкурс «Правовая Россия»
  • ИТАР-ТАСС
  • Российское агентство правовой и судебной информации
  • Компания «Консультант Плюс»