Европейская Конвенция по правам человека и российское право: 20 лет вместе

Итоги и перспективы взаимодействия российского и международного права в рамках 20-летия ратификации Россией Европейской Конвенции по правам человека обсудили на площадке VIII Петербургского Международного Юридического Форума.

Модератором дискуссии выступил заведующий Центром проблем интеграции и международного сотрудничества Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации Анатолий Ковлер. В обсуждении приняли участие заместитель председателя ЕСПЧ Ангелика Нюссбергер, Министр юстиции Российской Федерации Александр Коновалов, генеральный директор по правам человека и верховенству права Совета Европы Христос Якумопулос, уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Михаил Гальперин, директор Департамента по гуманитарному сотрудничеству и правам человека Министерства иностранных дел РФ Ринат Аляутдинов, член Президиума Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Мара Полякова, председатель Верховного суда Республики Австрия Ратц Экарт, заместитель председателя Верховного суда Российской Федерации Татьяна Петрова и заместитель председателя Конституционного суда Российской Федерации Сергей Маврин.

Первой в рамках дискуссии выступила Ангелика Нюссбергер. Она отметила высокое место российской конституции в международном праве с точки зрения проработки ее пунктов. Вместе с тем заместитель председателя ЕСПЧ отметила, что компромиссов в международном праве не достигнуто, например, по делам ЮКОСа. При этом, по ее словам, есть и прогресс — например, благодаря международной работе осужденным на пожизненный срок разрешили свидания с супругами раз в год.

«Конституция 1993 года написана в духе лучших европейских традиций: плюрализма, демократии, законности, прав человека и федерализма. Без нее ратификация Конвенции была бы невозможна. Одна из ее самых примечательных особенностей — открытость для международного права. Она заложила основу для интенсивной европейской работы в области прав человека. Напомню, ко времени подписания Конвенции по правам человека Россия была третьей по исполнению смертных приговоров. С тех пор ни один человек не был приговорен к смертной казни — это великое достижение <...> Россия выполняет свои обязательства по Конвенции почти всегда, но с некоторыми исключениями. Порой мы слишком концентрируемся на них и не уделяем должного внимания достижениям. Надо радоваться достижениям и продолжать сотрудничать там, где соблюдение принципов еще не совсем идеально», — подчеркнула Ангелика Нюссбергер.

С Нюссбергер согласился Министр юстиции РФ Александр Коновалов. По его словам, Россия вне зависимости от политической обстановки соблюдает нормы ЕСПЧ. Так, количество решений, выносимых против России, по отдельным категориям дел остается значительным, а размер компенсаций либо остается на прежнем уровне, либо растет. Министр отметил, что практику решений ЕСПЧ нужно понимать и признавать как устоявшуюся по отношению ко всем без исключения странам-участницам.

«Существует определенная категория решений, в которых исторически есть концептуальное несовпадение подходов российских правоприменителей с подходами Европейского суда. Многие из них актуальны либо только для России, либо для небольшой группы стран. Нельзя сказать, что тут у суда есть широкая прецедентная практика. Нужно учитывать, что суду приходится пройти между Сциллой и Харибдой, изучая политический бэкграунд, но не принимая ничью сторону в политическом аспекте изучения фактологических оснований. Нам кажется, что не совсем успешно он прошел этот коридор и куда-то уклонился. Нужно уточнить необходимость толкования Конвенции в терминах и с учетом национального законодательства и национальных конституций», — уверен Александр Коновалов.

В свою очередь, Сергей Маврин заметил, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются частью российской правовой системы. Европейская Конвенция органично вписалась в национальное законодательство и находится в полной гармонии с Конституцией РФ. В решениях КС есть прямые ссылки на страсбургскую прецедентную практику, подчеркнул он. В подавляющем большинстве случаев конфликта между европейским правом и российским нет, поскольку у них есть единая генетическая природа. Однако в части исполнения есть тонкости — в рамках вынесения решений Страсбургский суд должен понимать, что решения не могут противоречить пунктам Конституции РФ. Недопонимание чревато правовым тупиком, поэтому ЕСПЧ необходимо учитывать национальную конституционную идентичность, своеобразие конституционных традиций и вести диалог с Конституционным судов, напомнил зампред КС РФ.

Партнеры:

  • Конференция "Персональные данные"
  • Российское агентство правовой и судебной информации
  • Компания «Консультант Плюс»
  • РОС
  • Информационно-правовое обеспечение «ГАРАНТ»