Международный и национальный спортивный арбитраж: проблемы и перспективы

В четверг, 17 мая, на площадке Петербургского Международного Юридического Форума состоялась дискуссионная сессия «Международный и национальный спортивный арбитраж: проблемы и перспективы». Эксперты обсудили проблему монополии CAS на рынке спортивного арбитража, процедуры и мировые стандарты судебного разбирательства, решение Международного Олимпийского комитета об отказе в приглашении спортсменов на олимпийские игры в Пхенчхане-2018, а также особенности функционирования российского спортивного арбитражного суда.

В обсуждении приняли участие королевский адвокат Blackstone Chambers Майкл Белофф, руководитель правового управления Олимпийского комитета России Александра Бриллиантова, профессор Зальцбургского университета Майкл Гайстлингер, партнер «Кузнецов, Марисин и партнеры» Иван Марисин, руководитель Центра спортивного права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина Ксения Машкова, главный советник Управления Президента по обеспечению деятельности Государственного совета Российской Федерации Сергей Никитин, советник президента Футбольного союза по правовым вопросам, заведующий кафедрой спортивного права МГЮА им. О.Е. Кутафина Денис Рогачев, королевский адвокат Ely Place Chambers Николас Стюарт. Модераторами беседы выступили председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев и ректор Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина Виктор Блажеев.

Виктор Блажеев, начиная дискуссию, обратил внимание участников на два важных аспекта: с одной стороны, Спортивному арбитражному суду (CAS) принадлежит монопольное право с точки зрения рассмотрения споров. С другой стороны, важно понимать, как правильно воспользоваться этой монополией. «Хорошо, что правоприменительная практика формируется, что существует единообразное толкование этих норм. С другой стороны, мы понимаем, насколько уязвим CAS по отношению к другим органам спортивного сообщества, и не мешает ли этот фактор ему принимать независимые беспристрастные решения?» , — обратился к коллегам ректор МГЮУ.

Королевский адвокат Blackstone Chambers Майкл Белофф рассказал о принципах работы арбитра, эти функции он выполнял во время пяти летних Олимпийских игр. «Есть два латинских принципа: „Никто не судья в своем деле“ и „Слушайте другую сторону“. Мы иногда называем это правилами естественного правосудия», — сказал эксперт. С его точки зрения, арбитры должны быть нейтральными, беспристрастными, а также способными выдерживать давление с внешней стороны, например, национальных спортивных федераций и журналистов.

Коллега Майкла Белоффа по CAS, королевский адвокат Ely Place Chambers Николас Стюарт высказался о проблеме пожизненной дисквалификации спортсменов. «Во многих юрисдикциях и трибуналах CAS ведутся серьезные споры насчет пожизненной дисквалификации. С одной стороны, это очень суровое наказание, но мой личный опыт работы в CAS показывает, что я даже не обращал внимания, какой арбитр назначался спортсменом, а какой — учреждением, у нас все было независимо и сбалансированно», — сказал он.

Профессор Зальцбургского университета Майкл Гайстлингер, принимавший участие в рассмотрении споров с участием российских спортсменов, согласился с коллегами, что главным качеством арбитра должна быть независимость. «У нас было много необычных команд высокого уровня, которые выступали даже от президента МОК, который был не удовлетворен результатами. Был и бывший президент антидопингового агентства, который лично нападал на меня и проявил свою неудовлетворенность статьей, которую я написал по поводу присоединения Крыма к России (а я считаю его законным). В отличие от большинства юристов, я ученый и считаю, что мои аргументы весомее. В Пхенчхане я лично давления не ощущал», — заявил эксперт.

Руководитель правового управления Олимпийского комитета России Александра Бриллиантова рассказала о том, как функционирует спортивный арбитражный суд в России. «Всего за период существования спортивного арбитражного суда было рассмотрено порядка 213 дел. Из них 90 процентов связано с оспариванием решений юрисдикционных органов национальных спортивных федераций. Спортивный арбитраж нельзя отождествлять с коммерческим. Есть спортивная организация, которая диктует правила игры, и есть спортсмены, которые эти правила принимают. Поэтому природа спортивного арбитрирования не может быть тождественной коммерческому арбитражу», — подчеркнула Александра Бриллиантова. Она добавила, что в России есть свой национальный рынок профессионального спорта и спортивных контрактов, есть свое поле деятельности для спортивного арбитража, чтобы «не бегать за решением каждой ситуации в CAS».

Заведующий кафедрой спортивного права МГЮА им. О.Е. Кутафина Денис Рогачев обратил внимание на практику работы палаты по разрешению споров Российского футбольного союза. «Мы перед руководством Футбольного союза много лет назад доказали необходимость принятия системы, предложенной FIFA. Это палата РФС по разрешению споров. Всего в ней 20 арбитров. Десять арбитров формируются по представлению лиг, по сути клубов, выдвигаются лучшие юристы от них. И еще 10 юристов выдвигается от профсоюзного движения. Из предложенного списка, минимум 5 кандидатов со стороны исполкома российского футбольного союза выбирают себе руководителя, и тем самым обеспечивают независимость и объективность функционирования этого органа», — заключил ученый.

Партнеры:

  • Юридический форум
  • РОС
  • Информационно-правовое обеспечение «ГАРАНТ»
  • Компания «Консультант Плюс»
  • Российское агентство правовой и судебной информации