Взгляд автора. Цифровая трансформация судебного производства по уголовным делам

18.06.2020  /// Источник: Журнал "Судья"

Решетняк Владимир Ильич
Севастопольский городской суд,
заместитель председателя
кандидат юридических наук, доцент
г. Севастополь, Россия

Глобальные социальные, экономические и технологические перемены требуют от государств в целом и их органов в частности внедрять в свою деятельность достижения научно-технического прогресса. Не стала исключением и судебная система Российской Федерации.

Так, с 1 января 2017 г. судебное решение по уголовному делу может быть изготовлено в форме электронного документа, заверяемого судьей усиленной квалифицированной электронной подписью (УКЭП). Исключением являются решения, содержащие сведения, составляющие охраняемую федеральным законом тайну, затрагивающие безопасность государства, права и законные интересы несовершеннолетних, решения по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Копия судебного решения, также изготовленная в форме электронного документа и заверенная УКЭП, по просьбе либо с согласия участника уголовного судопроизводства может быть направлена ему посредством сети «Интернет».

1 июля 2019 г. у граждан появилась возможность подавать в суды общей юрисдикции документы в электронном виде. Так, ст. 4741 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК) позволяет направлять в суд ходатайство, заявление, жалобу, представление в форме электронного документа, подписанного цифровой подписью лица, направляющего такой документ, посредством заполнения специальной формы на официальном интернет-сайте суда.

С 1 сентября 2019 г. состав суда для рассмотрения каждого уголовного дела формируется методом электронной выборки — это решение стало возможным благодаря ГАС «Правосудие» и в наибольшей степени отвечает требованиям равного и объективного распределения дел с учетом нагрузки и специализации судей.

С 1 сентября 2019 г. в ходе судебного заседания судов первой и апелляционной инстанций ведется аудиопротоколирование, что позволяет повысить объективность и достоверность протокола судебного заседания, ускорить судопроизводство, а также обеспечить безопасность свидетелей по делу, при необходимости изменив их голос.

Как справедливо указал председатель Совета судей Российской Федерации В.В. Момотов, «внедрение современных информационных технологий в судебную систему Российской Федерации уже позволило значительно повысить уровень доступа населения к правосудию, улучшив его качество, одновременно снизив сроки рассмотрения дел в суде, создать российскому обществу и средствам массовый информации условия для быстрого получения информации о деятельности судов».

Серьезным испытанием для судебной системы, как и для других государственных и общественных институтов, стала пандемия новой коронавирусной инфекции COVID-19).

Реагируя на изменившиеся обстоятельства, Президиум Верховного Суда Российской Федерации утвердил 30 апреля 2020 г. Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 2, разъяснив, что «суд по каждому уголовному делу или материалу, требующему безотлагательного рассмотрения, вправе с учетом проведения карантинных мероприятий в следственных изоляторах и установленного для всех граждан режима самоизоляции, в целях недопущения распространения инфекции принять решение о проведении всего судебного разбирательства с использованием систем видео-конференц-связи, что позволит обеспечить личное участие и соблюдение процессуальных прав подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и других лиц в судебном заседании».

Как известно, ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Европейская Конвенция), ратифицированной Российской Федерацией, предусматривает, что каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет «право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона»; а также права «защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или... пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно», «допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него».

Согласно части 4 ст. 240 УПК свидетель и потерпевший могут быть допрошены судом первой инстанции посредством видео-конференц-связи без каких-либо ограничений относительно категории дела. При рассмотрении уголовного дела в апелляционном или кассационном порядке, а также при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, осужденному, содержащемуся под стражей, по решению суда обеспечивается право участвовать в судебном заседании непосредственно либо путем использования систем видео-конференц-связи. Что же касается подсудимого по уголовному делу, рассматриваемому в суде первой инстанции, то согласно ст. 247 УПК судебное разбирательство проводится при его обязательном участии. Исключением являются случаи, когда подсудимый по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд (ч. 5), а также если подсудимый по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести ходатайствует о рассмотрении дела в его отсутствие (ч. 4).

Однако, даже с учетом названных исключений, суды крайне редко рассматривают дела в отсутствие подсудимого. Так, в 2018 г. в соответствии с частью 4 ст. 247 УПК РФ судами рассмотрено 2795 дел в отношении 2880 лиц, в 2019 г. — 2727 дел в отношении 2790 лиц, что составляет примерно 0,3% от общего количества рассмотренных в каждом году уголовных дел. На основании части 5 ст. 247 УПК РФ судами рассмотрено в 2018 г. 548 дел в отношении 558 лиц, в 2019 г. — 525 дел в отношении 540 лиц, что составляет даже менее 0,3% от общего количества рассмотренных дел.

Между тем уголовно-процессуальный закон не определяет, обязательно ли присутствие подсудимого непосредственно в зале судебного заседания или же допускается его дистанционное участие. На наш взгляд, участие в судебном заседании подсудимого, в том числе находящегося под стражей, посредством видео-конференц-связи не противоречит принципам уголовного судопроизводства, критериям справедливого и публичного разбирательства дела, не нарушает требования процессуального закона и, наконец, соответствует установленным Европейской Конвенцией законным целям, таким как защита общественного порядка, предупреждение преступлений, защита прав на жизнь, свободу и безопасность свидетелей и жертв преступлений, а также соблюдение разумного срока судебного разбирательства. В связи с этим полагаем, что в ст. 247 УПК РФ необходимо внести изменения, по аналогии со ст. 38912 Кодекса напрямую предоставив подсудимому право по решению суда участвовать в судебном заседании путем использования систем видео-конференц-связи при наличии обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд. Исключение из предлагаемого правила можно сделать для обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, закрепив нормативно, что решение об участии таких подсудимых в судебном разбирательстве посредством видео-конференц-связи суд принимает только по их ходатайству.

Дистаницонное участие подсудимых, не содержащихся под стражей, а равно потерпевших и свидетелей можно обеспечить с помощью сервиса веб-конференций, потенциал которого в мае 2020 г. продемонстрировал Верховный Суд Российской Федерации, проведя в таком формате заседания Пленума, Научно-консультативного совета.

Кроме того, полагаем, что возможность онлайн-судопроизводства весьма актуальна для уголовных дел, рассматриваемых в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (глава 40 УПК) или при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (глава 401 УПК).

По делам данной категории судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу.

Изложение государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения посредством аудио-видео-связи представляется вполне допустимым, поскольку права подсудимого на защиту не будут нарушены.

При использовании аудио-видео-связи суд может достоверно установить личность подсудимого, убедиться в том, что обвинение ему понятно, он согласен с обвинением и поддерживает свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, это ходатайство заявлено добровольно и после консультации с защитником, он осознает последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

Суд, убедившись в личности потерпевшего, может разъяснить ему порядок и последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства и выяснить у него отношение к ходатайству подсудимого.

Тем самым судом и участниками процесса будут соблюдены требования ст. 316 УПК.

Наконец, государственный обвинитель и защитник — профессиональный адвокат также могут участвовать в заседании прямо со своих рабочих мест. В частности, Концепция цифровой трансформации органов и организаций прокуратуры Российской Федерации до 2025 г., утвержденная Приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 14 сентября 2017 г. № 627, ориентирует прокуроров на «применение российских информационно-телекоммуникационных технологий и формирования новой технологической основы для исполнения полномочий органами прокуратуры».

Что же касается адвокатов, то в настоящее время разрабатывается комплексная информационная система адвокатуры России (далее — КИС АР), которая позволит им интегрироваться в информационные системы судов. «В рамках КИС АР будут созданы личные кабинеты адвокатов, обеспечивающие их участие в онлайн-процессах, разработана система электронной цифровой подписи адвокатов, благодаря которой они смогут идентифицировать себя онлайн при взаимодействии с государственными органами».

Одним из бесспорных лидеров в области информатизации судопроизводства является Белгородский обласной суд. Сейчас в нем тестируется программное обеспечение, которое позволит участникам процессов присутствовать при рассмотрении их дел судом дистанционно, подключаясь к веб-конференции с любого персонального компьютера, имеющего выход в Интернет и соответствующего ряду технических требований. Как сообщила пресс-служба суда, в период апробации эта система используется только при рассмотрении гражданских дел и административных дел.

Однако нет никаких сомнений в том, что опыт проведения судебных заседаний в онлайн-формате может быть применен и в уголовном судопроизводстве, в том числе другими судами.

Возможность проведения дистанционных судебных заседаний неизбежно ставит вопрос об обеспечении информационной безопасности, защите от несанкционированного доступа в систему. Разработчики ГАС «Правосудие», учитывая эту проблему, заложили в систему три информационных контура безопасности — защищенный, ведомственный и публичный. Это обеспечивает баланс требований открытости информации и ее защиты.

Следующим шагом на пути к обеспечению информационной безопасности судебной деятельности должно стать применение в судах биометрической аутентификации личности участника уголовного судопроизводства (как статических — по отпечаткам пальцев, по 2D- и 3D-изображению лица, по сетчатке глаза, по радужной оболочке глаза, так и динамических — по голосу, по подписи). Это позволит с высокой точностью подтверждать личность лица, участвующего в онлайн-заседании из офиса или жилого помещения.

В связи с изложенным полагаем, что следует внести в главы 6 и 7 УПК РФ изменения, закрепляющие статус дистанционного участника уголовного судопроизводства и гарантирующие реализацию его прав и обязанностей при использовании цифровых технологий в судебном процессе.

Следует, однако, понимать, что цифровая трансформация судебного производства по уголовным делам не является самоцелью. Современные технологии — это всего лишь инструментарий, призванный обеспечить более полную реализацию закрепленных в Конституции Российской Федерации и уголовно-процессуальном законодательстве принципов разумности срока уголовного судопроизводства, законности, независимости судей, состязательности сторон, открытости и гласного судебного процесса, доступности правосудия. Информационная модернизация должна сделать правосудие по уголовным делам более эффективным, справедливым и беспристрастным, а значит, в конечном счете, укрепить авторитет судебной власти.